Вальс с Ким Чен Иром — часть 6

II. Путешествие по КНДР

Фотовыставка.

В августе 2002 года, вместе с завершением визита Ким Чен Ира на Дальний Восток, закончилась и наша работа аккредитованных корреспондентов. Мы верну­лись к своим повседневным обязанностям, но долго еще делились впечатлениями о дальневосточном вояже Ким Чен Ира, рассказывали о нем самом. Показывали напе­чатанные фотографии. Явно любительские снимки отли­чались от официальных, протокольных фотографий. Бы­ло ощущение, что удалось приоткрыть дверцу во внут­ренний мир человека, волею судьбы облеченного влас­тью, но со свойственными всем земным людям эмоциями. Ким Чен Ир на фотографиях был разным: строг, замк­нут, задумчив, нетерпелив, жестикулировал, улыбался, смеялся. На одном снимке смотрел прямо в объектив, тогда мне удалось подойти к Ким Чен Иру достаточно близко, и будто спрашивал: что вы хотите знать про меня?

Вальс3Возникла идея фотовыставки во Владивостоке, ко­торую вместе с Леонидом Виноградовым мы осуще­ствили 14 февраля 2003 года. На ее открытии присут­ствовали полпред Константин Пуликовский, руководи­тели края и города, корреспонденты местных и цент­ральных телеканалов, российских газет, сотрудники консульств, аккредитованных во Владивостоке, дипло­матические работники Генерального консульства КНДР в Находке, горожане, многочисленные друзья. Тогда и подумалось: а что если организовать подобную фото­выставку в Пхеньяне?

Видимо, звезды сложились самым благоприятным образом для претворения замысла. Спустя месяц состо­ялись неофициальные переговоры во Владивостоке с директором Главного выставочного управления КНДР. Полгода шла совместная работа. «Великие следы, запечатленные на дальневосточной земле» – такое название предложили организаторы для фотовыставки, которая прошла в Пхеньянском экспоцентре с 30 августа по 30 сентября 2003 года. Она пополнилась фотографиями Александра Голоднева, профессионального фотокорреспондента, и работами корейских фотодокументалистов, став, таким образом, российско-корейской экспозицией.

Впервые столь широко, в ста пятидесяти фотографи­ях, представлялась зарубежная деятельность лидера Северной Кореи. В Пхеньяне ежедневно минимум полторы ты­сячи жителей страны приходили в выставочный ком­плекс и с благоговением всматривались в лицо своего Любимого руководителя.

Вальс7Торжественное открытие фотовыставки состоялось в присутствии высоких корейских чиновников из Государственного комитета обороны, Кабинета министров, Министерства иностранных дел, с интересом ее осмат­ривали посол России Андрей Карлов, сотрудники по­сольства, гости, прибывшие на празднование 55-й годов­щины образования КНДР из стран Азии и Африки, ты­сячи жителей Пхеньяна. В первых числах сентября в экспоцентре побывал Константин Пуликовский, при­глашенный Ким Чен Иром на празднование юбилея КНДР.

Гостиницы и отели.

На две недели нашим домом стала высотная гостини­ца «Корё» в центре Пхеньяна, мне уже знакомая. Включила телевизор и изумилась – работали пять каналов: шли две китайские программы, японская, английская и местная, пхеньянская. Год назад транслировалась лишь программа государственного телеканала КНДР.

ОтельСтало быть, страна открыла окно в мир. Но, как выяснилось, пятиканальная программа идет только там, где установлены спутниковые антенны, в основном в отелях.

Телефон в номере, казалось, барахлит, постоянные гудки – «линия занята». Оказалось, связь стала платная и осуществляется по городу только через оператора, который находится на первом этаже. Вечером звоню во Владивосток. Три минуты разговора стоили 18 долларов. Для сравнения: такой же звонок из Владивосто­ка в Токио обойдется в 9,5 долларов, в Пекин – в 11 долла­ров. Валюту США в «Корё» операторы отказа­лись принимать. Пришлось ид­ти в обменный пункт. С прошлого года, после специального указа, конвертируемой валютой в КНДР является евро.

Мой мобильный телефон молчал, отключенный на границе. Впрочем, сотовая сеть в стране развивается. Высокие корейские чиновники имеют при себе мобиль­ные телефоны последней модификации. Иностранцы то­же могут включиться во внутреннюю сеть, правда, оп­лачивая ежемесячно сумму, равную тысяче долларов. Такова и международная абонентская плата.

Среди постояльцев в эти дни в гостинице проживали тридцать корейцев-южан с острова Чеджу во главе с губернатором; преподаватель музыки из Италии, дающая уроки вокала корейским детям; профессор полиграфи­ческого университета с супругой из Германии; швейцар­ские предприниматели из Берна; японские корейцы из Токио, белорусские автомобилестроители из Минска; артисты Шанхайского балета. А еще делегаты сессии Верховного народного собрания КНДР, в очередной раз избравшие Ким Чен Ира на пост Председателя ГКО.

В другую гостиницу, «Янгакто», которая стоит на од­ном из островков реки Тэдон, я попала как экскурсантка. Поднялась на сорок третий этаж, где находится вращающийся ресторан, вернулась на самый нижний, где располагается казино, место отдыха иностранцев, кото­рые, по некоторым сведениям, спускают при азартной иг­ре до десяти тысяч долларов. Недалеко находится боу­линг-центр, где любит собираться молодежь. Утвержда­ют, что в спортивной команде Северной Кореи по боулин­гу очень сильные игроки.

Еще одна гостиница в Пхеньяне обращает на себя внимание, в сто пять метров, сооруженная в виде пару­са. Она могла стать самым высоким зданием в Азии. Но из-за отсутствия финансирования строительство законсервировали, не дотянув отделку до вершины «пару­са» в этажей десять. Впрочем, в ней появится смысл, когда КНДР откроется для иностранных туристов. И ста­нет своего рода маяком для них.

Королевы перекрестков.

Широкие автомобильные магистрали пролегают в Северной Корее с запада на восток. Дорога между Пхеньяном и портом Нампхо, что в сорока километрах от корейской столицы, вообще напоминает взлетную полосу. Шоссе рассчитано на поток машин в пять рядов с каж­дой стороны. Скоростная трасса Пхеньян – Нампхо, по­строенная молодежью, безусловно, дорога в будущее. Она словно приготовилась принять бесконечные потоки легковых и грузовых автомобилей, которые, в это хочет­ся верить, со временем придут в Корейскую Народно-Демократическую Республику.

регулировщикНа междугородных трассах страны сегодня тормо­зить незачем. Можно гнать со скоростью сто километров в час на значительные расстояния и не встретить ни единого препятствия.

Да и самой столице автомобильные пробки не грозят: трамваи, троллейбусы, автобусы, снующие на велосипе дах горожане, грузовики с людьми в кузове мирно «разъезжаются» с «Краунами», «Коронами», «Круизерами», «БМВ» и «Мерседесами». Что касается бензина, то по стоимости он сравним с российским.

А вот пешеходы в Северной Корее – люди своеоб­разные, правил дорожного движения для них будто нет, дорогу они переходят в том месте, где им захочется. При этом шагают спокойно, всем своим видом показы­вая водителям: не нравится, объедешь.

Кто вызывает восхищение – это регулировщицы! Гостиница «Корё» расположена в центре Пхеньяна поч­ти у перекрестка, из моего гостиничного окна можно бы­ло ежедневно любоваться великолепной работой симпа­тичных, как с обложки глянцевых журналов, девушек. Вахту они несли с восьми утра до восьми вечера. Ночью и в воскресенье водители сами справляются с дорожны­ми проблемами, в это время регулировщиц на дорогах нет. Смена постовых напоминает смену караула на Крем­левской площади. Девушки меняются, четко печатая шаг, с гордым непроницаемым видом.

Два раза в год вместо королев перекрестков начина­ют работать светофоры: в июле, когда температура да­же в тени выше тридцати градусов, и стоять на солнце­пеке по три часа просто опасно, и в январе, когда при минус двадцати с сильным ветром есть риск стать снеж­ной королевой. Девушек-полицейских в такую погоду не спасает даже утепленная зимняя форма, напоминающая комбинезоны военных летчиков.

Вечер на реке Тэдон.

В день открытия фотовыставки руководство Главно­го выставочного управления КНДР устроило торжест­венный ужин для российских журналистов. Он проходил в ресторане гостиницы «Корё» и изобиловал множеством экзотических блюд корейской национальной кухни. Гостеприимство корейцев, и это истинная правда, не знает границ. Мы решили выступить с ответным актом вежливости и стали выяснять, куда можем пригласить директора управления и его товарищей. В столице достаточно много ресторанов и кафе с хорошей кухней, сказал нам корреспондент ИТАР-ТАСС в Пхеньяне. Рекомендовал посетить ресторан под названием «Сладкое мясо», где подают прекрасно приготовленное мясо собак. Мы поблагодарили коллегу. И тут совершенно случайно узнаю, что на реке Тэдон стоит на приколе небольшой речной теплоход, оборудованный под ресторан. Славит­ся он кухней из морепродуктов и рыбы.

В один из вечеров наша экскурсионная программа завершилась прогулкой по набережной. Водная гладь Тэдона была недвижима и только на середине реки вскипала двумя каскадами мощных фонтанов, которые достигали высоты ста пятидесяти метров. Зрелище феерическое, любоваться которым участники ужина продолжали, поднявшись по небольшому трапу на верхнюю па­лубу теплохода-ресторана.

Местность в низовьях реки Тэдон издавна славилась как край чудесной природы. Во время Корейской войны столица страны в результате массированных бомбарди­ровок оказалась погребенной под руинами.

Но благодаря неимоверному трудолюбию, любви к столице, Пхеньян сегодня – это широкие проспекты, из них особой масштабностью выделяются проспект Воз­рождения (Кванбок), с шириной дороги в сто метров, проспект Объединения (Тхониль) с выразительным и драматичным монументом, символизирующим объе­динение родины. Это современный город высотных зда­ний из стекла и бетона, особый шарм которым придает корейский архитектурный колорит. Город монументальных революционных памятников, поражающих гигант­ским размахом, среди которых бронзовая статуя Ким Ир Сена, и памятников старины глубокой, таких, как пхе­ньянский бронзовый колокол, отлитый в период динас­тии Ли, шестиугольная каменная пагода периода Корё, городские ворота Тэдон середины VI века. Это город красивых парковых зон, которых здесь более семидеся­ти, и красивых фонтанов. Они украшают площадь меж­ду Народным дворцом учебы и художественным теат­ром Мансудэ. Вокруг Дворца спорта шестьсот фонтанов в одном бассейне и тысяча двести в другом поднимают­ся на семьдесят метров. Пхеньян – чистый, ухоженный город. Может быть, это вообще самая опрятная столица мира. Как ей не хватает туристического внимания, которое на­верняка бы переросло в любовь!

На реку Тэдон издавна наступало море, перемеши­вая пресную воду с морской, а потом с отливами оття­гивало, словно гигантским насосом, речную воду. А вот с приливами морская вода доходила до самого Пхенья­на. Природную вакханалию решено было прекратить, разделив, наконец, реку и море. Началась грандиозная стройка. Для отсыпки и бетонирования дамбы разрабо­тали оснастку, смонтировали специальные корабли-бар­жи, способные, как самосвалы, сгружать грунт в водную пучину. От дна реки до поверхности уложили сотни тонн грунта. Постамент-перемычка в основании составляла двести пятьдесят метров, а в верхней части – пятнад­цать. Искусственную насыпь тянули восемь километров.

По ней мы мчались днем позже, любуясь Тэдоном слева и Желтым морем справа. Здесь также проложены рельсы железной дороги и пешеходная дорожка. Раз­делив водные стихии, строители возвели тридцать шесть шлюзовых камер, вращающийся мост, отходящий в сто­рону, когда идут морские суда. Западноморский гидрокомплекс за пять лет сооружен военными Корейской народной Армии. Видимо, этим и объясняется столь короткий срок этого грандиозного строительства.

Когда мы находились на теплоходе, со стороны реки, в предзакатных лучах солнца, Пхеньян казался единым монументом, величественным, неприступным. Вдруг он качнулся и поплыл в обратную от нас сторону. Оказы­вается, три раза в неделю теплоход-ресторан отходит от пристани и совершает по Тэдону круизный вояж. Ска­жу, что по экзотике и комфорту, это ничем не отлича­лось от путешествия по вечерней Сене, которое предла­гают туристам французы в Париже. Но там ритуал, из­вестный многим туристам мира, а здесь – Пхеньян!

В салоне теплохода нас ждал накрытый стол. На  сковородках, стоящих на газовых плитках, жарились кусочки све­жей рыбы, кальмара и осьминога. Самым изысканным блюдом в этот вечер был пеленгас, запеченный в фоль­ге. Официанты утверждали, что он выловлен в реке Тэ­дон несколько часов назад. «Его ловили мальчишки, ко­торые стоят с удочками на пристани?» – в шутку спро­сила я. Мне всерьез пояснили, что пеленгас разводят на рыбоводческих фермах, расположенных на берегах ре­ки Тэдон, близ городов Пхеньян, Сунчхон, Нампхо. «Хо­рошо бы подробнее познакомиться с таким производст­вом, тем более, как писала газета «Нодон синмун», в КНДР этому придается большое значение», – выска­зали мы попутно пожелание.

Бамбуковая ширма перегораживала салон на две ча­сти, образуя дополнительный зал. Часа через два голо­са из-за ширмы стали более оживленными, громче зву­чали реплики, смех, потом началось хоровое пение. Удивлению моему не было предела, обычно русские от­личаются таким безудержным и широким застольем. Оказалось, рядом находятся южнокорейцы. Еще пару лет назад трудно было представить и такое соседство, и такой ужин в плавучем ресторане.

Продолжение следует.

Автор Ольга Мальцева

Чтобы быть в курсе всех наших новостей,   приглашаем Вас

путешествовать вместе с нами: http://travelreal.ru/puteshestvuem-vmeste

Навигация

Следующая статья:

Если вам понравилась наша статья, поделитесь, пожалуйста, ею с вашими друзьями в соц.сетях. Спасибо.
Оставить свой комментарий

Поиск
Гид самостоятельного путешественника
Travelata.ru
Главные новости недели
Путешественникам: гороскоп на 2017 год
Фото дня
Бронируем билеты и отели
Наши лица за границей
Лучшие путешествия от наших партнеров
Для взрослых
Магазин сайта «Путешествия с удовольствием»
Hardcover Book MockUp UVA
Рубрики
Рейтинг@Mail.ru

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2018    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти