Вальс с Ким Чен Иром — часть 7

В чужой монастырь со своим уставом не ходят.

Есть такая русская пословица, поэтому я с понима­нием относилась к просьбам принимающей стороны. Не доставала фотоаппарат, когда просили снимки не де­лать, не спрашивала, почему в Северной Корее иност­ранцам ограничивают свободное перемещение.

В чужой монастырьОднажды, выйдя из гостиницы, я отправились на по­иски спортивной площадки, ранний подъем так бы хорошо сочетался с зарядкой. Узнав, что рядом с «Корё» расположена школа, свернула к ней. Вход на территорию преграждал желез­ный забор, сквозь прутья виднелись футбольное поле, «шведская» стенка, перекладина, другие немудреные сооружения для физкультуры. Раньше в СССР в обяза­тельном порядке возле каждой школы строилась такая спортплощадка.

Дети шли в школу через калитку. Попасть на турни­ки ранним утром можно было бы, лишь взяв штурмом забор. Посмеиваясь над собой, что затея не удастся, вер­нулась к парадному входу гостиницы. И поняла, что до­ставила «принимающей стороне» массу беспокойства своим отсутствием.

Из разных источников я знала о народных рынках. О реальных ценах, о покупательской способности пхеньянцев можно было судить, только побывав там. Но до­ступ иностранцам на рынок запрещен. Просьба посетить рынок осталась без ответа. Однажды, будучи в кортеже машин российской делегации, по пути к одной из воин­ских частей, мы оказались вблизи такого рынка.

Сначала я обратила внимание на вереницу людей, которые шли узкой тропой вдоль длинного глухого за­бора. Все были с какой-то поклажей. Женщины несли на голове тюки, величиной с крупную тыкву, а то и гораз­до больших размеров. Мужчины кати­ли на тележках или тащили на спине мешки. Кто-то вез груз в металлических сетках, прикрепленных к велосипеду. Хозяин восседал на нем сам или катил ве­лосипед перед собой. Рядом вприпрыжку бежали дети, родители старались держать их за руку. Это  на­помнило российскую картинку, какую можно увидеть на пути к сельскому базару. На этом внешнее сходство и кончалось.

Площадь народного рынка соизмерима с площадью футбольного поля. Высота каменного забора метра под три. У входа поток людей распределяется в обе стороны  направо и налево, поскольку прямо напротив входа стоит внутренняя стена. Так что даже посторонний взгляд не сможет проникнуть внутрь.

Сегодня в Северной Корее отменены талоны на продукты, повышена оплата труда. Вместе с тем прошло повышение цен на транспорт, топливо, жилищно-коммунальные услуги, продовольственные и промышленные товары. Возросла плата за содержание детей в детских садах, жители страны стали платить за жилье, которое раньше фактически было бесплатным. Зарплата, судя по отдельным замечаниям корейцев, увеличилась в двад­цать раз. Но по-прежнему отстает от роста цен. Можно полагать, что система государственного распределения продовольствия продолжает существовать, только вме­сто административных механизмов в ее основе сейчас рыночные.

Однажды, гуляя рядом с отелем «Хянсан», прошлась в сквер, намереваясь по пути сделать несколько снимков. Шли женщи­ны, иногда с поклажей на голове или сумками в руках; болтали портфелями школьники в пионерских галсту­ках; катили на велосипедах мужчины. С каждым путни­ком по-корейски я здоровалась, мне дружелюбно отвеча­ли. Но когда я просила разрешения сфотографировать их, показывая жестами свое намерение, они отрицатель­но качали головой и ускоряли шаг. Потом я спросила у пе­реводчика, действительно ли гражданам Северной Кореи не разрешено вступать в разговор с иностранцами и пози­ровать перед фотоаппаратом? Он дипломатично ответил: «Они не всегда вас понимают».

Трудолюбием и старательностью корейцев можно  восхищаться. В стране, где под пахотные земли пригодно лишь 20% территории, они береж­но возделывают любой клочок земли. Как-то, свернув с дороги, я углубилась в лесной массив, распаханный под сельскохозяйственные насаждения. Массив, размером 3х3 метра, конусом  переходил в возвы­шенность площадью в один квадратный метр. Так ис­пользовался даже этот квадрат! На ровных грядках тянулись зеленые побеги, заботливо окученные хозяевами.

Недалеко от дороги стояли два дома, где, по всей ви­димости, проживал персонал гостиницы. Оставленная позади, она светилась огнями. В пятиэтажных домах го­рел тусклый свет, который шел от неоновых ламп, расположенных в комнатах высоко под потолком. Нежилой вид других окон указывал на пустующие квартиры.

Путь к домам преграждал длинный забор высотой метра в два. Ширина ограды у основания составляла около восьмидесяти сантиметров, вверху — около полу­метра. Строительным материалом для забора служили самые обычные камни, которые, скорей всего, собира­лись с земельных угодий. Они были выложены без вся­кого цементирующего материала!

Надо сказать, что глухие заборы часто преграждают доступ любопытствующих иностранцев к истинной жиз­ни северокорейцев. К тому же с шестидесятых годов в КНДР являются закрытыми статистические данные, многие носят весьма приблизительный характер, не все­гда достоверны. Разброс в цифрах может быть неверо­ятно большим. В этом  убедилась сама, спрашивая о населении Пхеньяна. Цифры были разные, отличаясь  почти в миллион. В столице, по разным источникам, проживает от 1,5 до 2,5 миллионов человек.

Зато какими потрясающе точными данными опери­руют экскурсоводы! Они самым подробным образом зна­комят гостей столицы с историко-революционными па­мятниками. Обязательно сообщат высоту монументаль­ной скульптуры, количество использованной бронзы или гранита. Рассказывая о монументе, посвященном 50-ле­тию основания Трудовой партии Кореи, подчеркивают: высота сооружения – 50 метров, что соответству­ет юбилейной дате. Диаметр верхнего гранитного кольца, опоясывающего серп, молот и кисточку — символы союза крестьянства, рабочих и интеллигенции, составляет 42 метра. И это не случайно, цифра соотносится с годом рождения Ким Чен Ира – 1942 год. В «кольце» 216 гранитных блоков: Великий руководитель ро­дился во втором месяце (феврале) шестнадцатого числа.

МонументВ другой раз, при осмотре монумента идей чучхе, экскурсовод сообщила, что высота памятника 170 метров – 150 приходится на столб, 20 – на факел. В основании памятника 20 550 гранитных плит, что совпада­ет с днями, прожитыми Ким Ир Сеном. Лепнина на пли­тах – кимирсенхва и магнолии, цветы, являющиеся символами Корейской Народно-Демократической Рес­публики. Их 70, поскольку монумент открыт в честь 70-летия со дня рождения первого Пре­зидента КНДР, основателя философии чучхе. В основе идеологии – положение о самостоятельности нации, опирающейся на собственные силы. Поднявшись во вре­мя экскурсии на верхнюю площадку памятника, с осо­бым интересом рассматривала двадцатиметровый четы­рехугольный полый столб-факел красного камня.

Пхеньян ночью тонет во мраке, на огромной высоте виден лишь этот пылающий факел, символизирующий незыблемость идей чучхе.

В Кымсусанском дворце.

Президент страны Ким Ир Сен, скончавший­ся в 1994 году, покоится под стеклянным пуленепроби­ваемым саркофагом в Кымсусанском дворце. В первый раз именно с посещения Кымсусанского мемориального комплекса началось пребывание в феврале 2002 года российской делегации, возглавляемой Константином Пуликовским. В сентябре 2003 года я попала в Кымсусанский дворец во второй раз.

Мемориальный дворецНакануне вечером были даны инструкции, как себя вести в мавзолее. «Вы идете на встречу с великим чело­веком, потому должны быть в самых лучших одеждах. В Кымсусанском дворце нельзя фотографировать. Из карманов вынуть авторучки, записные книжки. Раз­говаривать нельзя, надо соблюдать тишину. Ким Ир Се­ну нужно обязательно поклониться с трех сторон: в но­ги, с правой и с левой сторон. В изголовье кланяться нельзя. В общем, смотрите и делайте все так, как будет делать сопровождающий вас человек».

Выехав ранним утром из гостиницы, сначала остановились у городского стадиона в районе Триумфальной арки. Здесь был назначен сбор сразу нескольким груп­пам иностранцев. Нас сверили по спискам. Колонна из пятнадцати автомобилей направилась к Кымсусанскому комплексу.

Ехали недолго. Свернули с основной трассы на такую же широкую дорогу, которую пересекали трамвайные рельсы. Еще пара поворотов, и кортеж встал перед кра­сивой каменной галереей. Отсюда начинался путь к Ким Ир Сену.

Нас построили в колонны по четыре человека. Посто­яв немного в этом строю, мы медленным шагом двину­лись вперед. Метрах в двадцати следовала ко­лонна военнослужащих, одетых в одинаковую синюю форму. На лицах – печаль и скорбь.

Вступили на ленту эскалатора. Открытая с боков га­лерея постепенно перешла в крытую, с большими плас­тиковыми окнами. С одной стороны виднелся широкий канал, заполненный водой, с другой вставал величе­ственный Кымсусанский дворец с огромным портретом Ким Ир Сена. Потом пошел спуск вниз, как в метро, ок­на исчезли, дорогу стали освещать электрические лам­пы. С эскалатора, гуськом друг за другом, люди подхо­дили к офицерам спецслужбы, которые специальным устройством, типа миноискателя, проверяли каж­дого посетителя.

Плывущие навстречу друг другу транспортерные ленты разделялись неподвижной полосой в метра пол­тора. Здесь метров через двадцать-тридцать стояли кра­сивые женщины в черных национальных нарядах, рас­шитых золотыми и серебряными нитями. Преодолев двести метров на эскалаторе, мы вступили на зеленое по­крытие с дезинфицирующим раствором. Подошли к по­следнему «чистилищу», по одному заходя в камеры-пыле­сосы. С двух сторон они наглухо закрывались створка­ми. Мощные вакуумные потоки высасывали из одежды всю пыль. Мы превратились в абсолютно стерильных людей, от которых не исходило никакой бактериологи ческой угрозы покоящемуся под бронированным стек­лом Ким Ир Сену.

После камер-пылесосов подошли к лифтам, которые подняли нас наверх. Продолжая медленно двигаться по полутемным коридорам, наконец, входим в зал площа­дью около семидесяти квадратных метров. Тишина в мавзолее поразительная. Не слышно даже шороха ша­гов, хотя в зале одновременно передвигается около со­рока человек.

В центре постамент, на котором под национальным флагом КНДР покоится Президент страны. По периметру стоят рослые часовые. Они похожи на скульптурные изваяния в форме. На широ­ких поясных ремнях висят кобуры с пистолетами. По­дойдя к Ким Ир Сену, трижды склоняем голову.

Далее двигаемся в «Зал плача», где всем вручили небольшие плейеры японского производства и подвели к стене, барельефы на которой отображали скорбь ко­рейского народа, потерявшего вождя-отца. Из плейеров на чистейшем русском языке полилась патетическая речь. Запомнилось, что все граждане Корейской Народ­но-Демократической Республики беспрерывно оплаки­вали кончину своего Президента в течение десяти дней.

При жизни Ким Ир Сена Кымсусанекий дворец в течение двадцати лет являлся его официальной резиденцией. После кончины Президента, по инициативе нового ли­дера Корейской Народно-Демократической Республики, Ким Чен Ира, резиденцию превратили в мавзолей. Пер­вые годы посетители стояли под открытым небом в снег и в дождь, точно так же, как на Красной площади стояла очередь у мавзолея Ленина. Увидев неудобства, которые терпят люди, Ким Чен Ир повелел построить галереи, за­щищавшие его сограждан от непогоды. Галереи гармо­нично вписались в общее строение мемориального ком­плекса, не нарушая архитектурного ансамбля.

­ Нам предложили оставить запись в книге отзывов. Кымсусан хранит записи всех посетителей. Свои роспи­си в свое время начертали высокопоставленная амери­канка Мадлен Олбрайт, почтившая память Ким Ир Се­на, Президент России Владимир Путин.

К мемориальному комплексу примыкает парковая зона. Стоял палящий полуденный зной. Хотелось в тень, на скамеечку, под зонтик, но огромная площадь зелене­ла травой да невысоким кустарником. Далеко вдали по периметру в два ряда тянулись деревья одинаковой вы­соты, словно их ровняли под линейку. К площади при­мыкал бассейн, по его водной глади неспешно плавали лебеди.

Из галереи вышли девушки-военнослужащие. На военном параде в честь 55-летия образования КНДР, на ко­тором мы присутствовали несколько дней спустя, имен­но женские батальоны вызвали наше особое восхищение. Невысокие, хрупкие создания, самой природой предназначенные как цветок для любования, военнослужащие- девушки сурово чеканили шаг, всем своим непреклон­ным видом демонстрируя: они первые, в случае необхо­димости, встанут на защиту родины.

Тем временем появление небольшой весельной ло­дочки произвело целый переполох на искусственном озере. Белокрылые птицы со всех сторон ринулись навстречу лодке, грозя ее оп­рокинуть вместе с птичницей. Когда та стала разбрасы­вать корм, в бассейне поднялась веселая кутерьма. Смо­треть на все это было забавно. Рядом на лужайке стай­кой расположились на траве парни и девушки, сме­ялись, радовались молодости, солнцу. Жизнь продолжалась.

Она продолжается, несмотря на то, что из нее ухо­дят великие люди. Впрочем, восточная мудрость гласит: не время уходит, это мы проходим сквозь время.

Герой КНДР Яков Новиченко.

Рядом с гостиницей «Корё» в Пхеньяне находится центральный железнодорожный вокзал. Здесь полвека назад произошли события, которые ставили под угрозу жизнь Президента страны, чей огромный порт­рет венчает центральную башню здания. Я много чита­ла об этих событиях, поэтому с интересом исследовала фасад здания, пытаясь обнаружить мемориальную доску, где бы сообщалось о подвиге совет­ского офицера, спасшего руководителя КНДР.

Это случилось 1 марта 1946 года во время митинга. Яков Новиченко со своим подразделением стоял в охра­не. Неожиданно в сторону трибуны, с которой выступал Ким Ир Сен, полетела граната. Яков поймал ее на лету, но отбросить никуда не мог, кругом плотной массой сто­яли люди. По некоторым данным, в митинге участвова­ло около 300 тысяч человек. Советский офицер на­крыл гранату своим телом, и она взорвалась под ним.

Есть одна потрясающая деталь. До выхода на митинг Яков Новиченко читал «Бру­силовский прорыв» и в последний момент засунул толстенную книгу под шинель, подпоясавшись ремнем. Книга и защитила его. Офицер получил тяжелые ранения, ему оторвало руку, в глаз попал осколок. Чудом Новиченко остался жив. За героический поступок Ким Ир Сен позднее подарил офицеру портсигар с дар­ственной надписью: «Герою Новиченко от председателя Народного комитета Северной Кореи Ким Ир Сена».

Выйдя из корейского госпиталя, Яков Новиченко демобилизовался и вернулся домой, в село Травное Новосибирской области, где его ждали жена и восьмилетняя дочь. Потом семья выросла, появилось еще пятеро детей.

Крутая перемена в его жизни произошла почти со­рок лет спустя после окончания войны. В 1984 году Ким Ир Сен, отправившись с визитом в Советский Союз, ре­шил разыскать своего спасителя. В Новосибирске состо­ялась их встреча. С тех пор корейский руководитель не переставал поддерживать с сибиряком самые теплые от­ношения. Вместе с семьей Яков Новиченко ежегодно гос­тил в Северной Корее. Ему было присвоено звание Ге­роя КНДР, вручены «Золотая медаль» и один из самых почетных корейских орденов.

Полагали, что во время визита Ким Чен Ира в Россию, когда поезд останавливался в Новосибирске, произойдет встреча сына Ким Ир Сена с восьмидесятидвухлетней вдовой Новиченко и ее детьми. Но протоколом подобная встреча не предусматривалась. Поезд пришел в Новосибирск в шесть часов утра, лил дождь. Управляющий де­лами Ким Чен Ира в присутствии российских специалистов передал подарки семье Якова Новиченко. Известно, что нынешний руководитель Северной Кореи был лично знаком с советским офицером, их знакомство состоялось в Пхеньяне, в один из приездов Новиченко.

 

Продолжение следует.

Автор Ольга Мальцева

Чтобы быть в курсе всех наших новостей,   приглашаем Вас

путешествовать вместе с нами: http://travelreal.ru/puteshestvuem-vmeste

 

 

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Если вам понравилась наша статья, поделитесь, пожалуйста, ею с вашими друзьями в соц.сетях. Спасибо.
Оставить свой комментарий

Поиск
Гид самостоятельного путешественника
Travelata.ru
Главные новости недели
Путешественникам: гороскоп на 2017 год
Фото дня
Бронируем билеты и отели
Наши лица за границей
Лучшие путешествия от наших партнеров
Для взрослых
Магазин сайта «Путешествия с удовольствием»
Hardcover Book MockUp UVA
Рубрики
Рейтинг@Mail.ru

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2018    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти