Бегом по австралийской пустыне

Это было в марте 1993 года. Шел только пятый день сверхмарафонского пробега по Сахаре, еще оставалось три четверти пути по величайшей пустыне Африки, а Марат Жыланбаев меня буквально огорошил своим предложением: «А после Сахары надо будет пересечь всем известную пустыню Австралии — Большую Викторию». Я ответил: «Может сначала закончим здесь, а потом будем мечтать?» «Да Сахару-то я «сделаю!» - немногословно заключил Марат. И «сделал» Сахару, записав на свой счет еще один рекорд в книгу рекордов Гиннесса. Воля и твердый характер — раз уж что решил, то непременно сделает — вот какой он — Марат Жыланбаев.

 

Рис.1. Схема маршрута супермарафона Марата Жыланбаева. Желтым цветом обозначена трасса беговых этапов пробега, синим цветом показаны переезды на автомашине.

Марат и автор этих строк в качестве его менеджера и спортивного тренера все же оказались в Австралии, где Марат бегом пересекал Большую Викторию. Тогда шел всего лишь шестой день из запланированных двадцати двух на очередной сверхмарафонский пробег по пустыне. «Слушай, - обратился он ко мне, - давай пересечем пустыню Невада, что в США. К тому же там есть «Долина смерти», вот бы пробежать и по ней!» «Если крыша не поедет здесь от этой 40-градусной жары и мы закончим этот пробег не в больнице, то давай», - сказал я. Вот так, с одной стороны — просто пришла в голову мысль, а с другой — ее воплощение, за каждым из которых скрывалась сложная и тщательная домашняя подготовка.

В ту пору Марат жил и тренировался в городе шахтеров и энергетиков Экибастузе на севере Казахстана. Но ему одному было не под силу организовать пробег по Австралии, если в то время молодая Республика Казахстан еще не имела в Австралии ни посольства, ни своего представительства. Поэтому всю подготовку австралийского проекта взяло на себя московское агентство «Е-А Респект», где я работал руководителем спортивных программ и к тому же я свободно говорил по-английски. Для начала мне пришлось сделать предварительную поездку в Австралию, в Сидней, где удалось найти организационную поддержку и частично финансовую со стороны компаний «Блэк Доусон Уолдрон» и «Гипсланд Аустралиан Минералс». А основное финансирование проекта взяло казахстанское объединение «Экибастузуголь», где поддержку Марату оказал тогдашний генеральный директор объединения Вячеслав Валерианович Каландаришвили. Вот так и сложился наш австралийский дуэт — Марат и автор этих строк. Нашему дуэту потом удалось осуществить и в Северной Америке пробег по пустыне Невада и по «Долине смерти».

Но вернемся в Австралию.

На «зеленом» континенте в декабре начинается лето. Обычно оно бывает жарким и сухим. Туристский сезон путешествий по пустыням Австралии на летние месяцы с декабря по март закрыт. А мы из-за затянувшихся переговоров с австралийскими официальными лицами и организациями вынуждены, не откладывая на потом, отправиться в трехнедельное путешествие по пустыне в жаркий сезон. Рискнули, так как за плечами был опыт удачного супермарафонского пересечения с севера на юг пустыни Сахара.

Странички из дневника

ЧАСТЬ 1.

Перед стартом

Алис-Спрингс

До старта нашего супермарафоского пробега через Большую Викторию мы добирались местным рейсом авиакомпании «Куантес» (Qantas) из Сиднея в Алис-Спрингс, который расположен почти в самом центре зеленого материка и является неофициальной столицей Северных Территорий Австралии. Он окружен со всех сторон пустынями, поверхность которых отличается необычным насыщенным красным цветом, поэтому этот регион еще часто называют Красным Центром, который в настоящее время стал вполне развитым туристическим центром международного значения. А вот мы прибыли сюда в ноябре, а обычные туристы посещают эти места в комфортное по температуре время, то есть с мая по сентябрь.

По прибытию мы остановились в одном из центральных городских отелей. Город расположен на берегу высохшего русла реки Тодд с живописными берегами, поросшими эвкалиптами. В Сахаре такие сухие русла называют ваду. Иногда, но не каждый год, все же русло реки наполняется водой, но лишь в сезон дождей. Алис-Спрингс не только самый большой город в центре Австралии, но и место, находящееся в самом сердце территорий австралийских аборигенов. Неудивительно, что представителей коренного населения здесь больше, чем где бы то ни было. Мне было известно, что аборигены относятся с явным раздражением к фотографирующим туристам и не дают себя фотографировать за просто так. Кстати, за несколько дней пребывания в городе я так и не встретил ни одного работающего аборигена. Известно, что работать им не обязательно, так как коммуны аборигенов получают от государства плату за пользование их землей, долю от выручки национальных парков, долю от добычи полезных ископаемых и так далее. У аборигенов есть специальные социальные карточки, по которым они могут без денег получить в специальных магазинах еду, одежду, другие нужные им вещи и даже автомобили. Как ни странно, но у большинства аборигенов нет желания и навыков совместного сосуществования с другими местными национальными представителями. Поэтому у них нет и стимула интегрироваться к современному австралийскому обществу. Имея средства к существованию, аборигены в городских условиях бесцельно проводят время, предаваясь безделью и как бы маются от своей лени. Большая часть аборигенов бесцельно прогуливается по улицам и, как правило, в компании себе подобных. Такие компании собираются на траве или на скамеечках в парках или в других местах, где можно лениво посидеть в тенечке эвкалиптов. Они напоминают наших бомжей. Все это я наблюдал из окна моей гостинице, которая как раз была расположена на берегу высохшей реки Тодд. Там в тени сидели три компании по 8-12 человек. Сидели они кружочком прямо на песке, кто-то курил, а в основном просто тихо сидели, тихо разговаривали. Вдруг увидел, что к одной из компаний подходит, видимо, их человек с полным пакетом. Подсев в кружок, стал доставать содержимое — пакеты с какой-то жидкостью. Скорее всего с соком,, может быть, и с вином. Также достал пакеты с какой-то закуской типа картофельных чипсов. Это была середина будничного дня. Из чего я заключил, что эти люди безработные. Возраст компании средний, женщин и мужчин примерно поровну. Потом я увидел, что из другой компании поднялся человек и пошел в городской торговый квартал, очевидно, в магазин, где он, как у нас говорят, «затарился» какой-то выпивкой и закуской. Под вечер все разошлись кто-куда. Интересно, но по-моему, эти компании между собой не общались. Наверное, каждая компания объединялась по семейно-родственному принципу. На следующий день картина повторилась — те же компании расселись по своим «насиженным» местам. Полиция, которая ходила практически рядом по жилым кварталам города, абсолютно не трогала этих аборигенов. Вообще-то известно, что некоторые аборигены добивались успеха и признания в разных сферах общественной деятельности — но это лишь единицы, известные широкой публике из средств массовой информации. У меня лично сложилось впечатление, что в основном аборигены как будто живут не в нашем мире, а в каком-то параллельном. Конечно, государство пытается с этим как-то бороться – во многих местах есть специальные центры занятости для аборигенов. Когда мы были еще до нашего старта в городе, там проводилась «неделя карьеры», ориентированная на аборигенов, но энтузиазма у коренных жителей по этому поводу, по-видимому, не было. Возможно, мои впечатления от аборигенов были лишь поверхностным ощущением заезжего туриста, а на самом деле все несколько иначе. Хотелось бы верить в это.

В местном туристическом агентстве нам поведали, что если бы мы приехали сюда в августе, то застали бы незабываемое зрелище — известную на весь мир сухопутную регату. Оказывается, что высохшее русло местной реки Тодд, по берегам которого расположен Алис Спрингс, ежегодно становится ареной самого необычного спортивного состязания. А именно, в середине августа здесь проводится регата. Странно, так как даже в зимний сезон вода в реке бывает очень редко, поэтому вместо того, чтобы плыть на байдарках или лодках по реке, команды из местных и приезжих спортсменов-участников делают забеги на скорость по руслу высохшей реки с ярко разукрашенными лодками или байдарками на плечах или на руках. Местные организаторы составляют развлекательную программу мероприятий на целый день. Посмотреть на это диковинное зрелище съезжается много народу и туристов со всей Австралии и не только.

Рис. 2. Регата в полном разгаре.

 

Как сразу привыкнуть к правостороннему движению на дорогах Австралии

Мы c Маратом отправились в гараж забирать арендованную для нашего путешествия по Австралии автомашину, которая должна будет служить нам домом на все время пересечения пустыни. Мне предстояло сразу же сесть за руль и ехать по новым для меня дорожным правилам с правосторонним движением. До этого момента мне не довелось иметь практику управления автомобилем с правосторонним движением. Как оно это будет, я не имел никакого представления. Нам показали автомашину японской фирмы «Митсубиси» типа среднего по размерам мобилхауса (домик на колесах). Габариты машины были такими же, как у нас в России у типичного городского автобуса ПАЗ (Павловский автозавод). Спереди машины был закреплен трубчатый буфер, который называют кенгурятником. Половина лобового стекла тоже была защищена от столкновения с кенгуру прочной металлической сеткой. Я сел за руль, осмотрелся, сказал себе — это тебе не московская машина, коробка передач не справа, а слева, ну и так далее. Сделав несколько тренировочных кругов по территории гаража, я набрался смелости и выехал на улицу по направлению к нашей гостинице для последующей загрузки походного снаряжения и хозяйственной утвари. Как только я выехал в город, то понял, что самое главное – это собственная безопасность, поэтому я тут же пристроился в хвост впереди идущей машины, проехал за ней первый светофор, второй. Чувствую, что немного освоился. А вот теперь мне надо было свернуть налево и это здесь можно и нужно сделать на красный свет светофора. Сказано вслух, сделано. Чтобы лучше себя контролировать, маневры я делал не спеша, проговаривая громко вслух все мои действия. Так без ошибок и доехал до гостиницы, припарковался. Славу богу, что первый блин не оказался комом — я проехал без нарушений, но это потребовало от меня большого нервного напряжения. Но справился же. Завтра предстоит погрузка, поездка в торговый центр за покупками на все предстоящее трехнедельное путешествие по практически безлюдной пустыне. Наутро Марат и я укрепили транспаранты, рекламные плакаты, флаги. Теперь всем окружающим было ясно, что наша автомашина специальная и требует к себе особого внимательного отношения со стороны всех участников дорожного движения.

Рис. 3. Наш дом на колесах, одетый в рекламные доспехи, готов отправиться в путь через пустыню.

После загрузки машины мы выехали из города. Вести машину стало несравненно легче — не было перекрестков и светофоров, да и самих машин стало значительно меньше. Осталась одна старая привычка — не глядя, класть правую руку на рычаг переключения скоростей, а здесь это надо делать левой рукой. Чтобы не ошибаться, я вслух себе говорил: «Делай левой, делай левой!».

Сам трудное — выезжать на дорогу после длительной остановки, так как мешал старый автоматизм вождения. Я знал, что у экипажей летчиков гражданских самолетов каждый раз при взлете борт-инженер читает вслух полностью всю инструкцию по взлету, хотя, я думаю, что летчики знали ее наизусть. Также поступал и я — проговаривал громко все мои планируемые маневры и действия. И это здорово помогало мне не ошибаться. Но вот уже в самом конце маршрута я все же чуть было не попал в аварию. Дело было так. Под вечер после того, как Марат закончил свой беговой этап, мы решили заночевать в ближайшем городке в мотеле. Поэтому я с Маратом должен был проехать по шоссе до мотеля десяток километров. Вдруг Марат увидел, что на обочине валяется бесхозная высокая штыревая автомобильная антенна. Он попросил меня подъехать к ней и забрать ее. Марат хотел использовать эту радиоантенну в качестве реи для укрепления на ней флага Казахстана. Я согласился, мы вернулись. Марат забрал антенну, и мы двинулись дальше. Все было сделано быстро, и я не стал проговаривать «сказку» для выезда на автодорогу. Так вот, у меня сработала старая привычка и я бессознательно поехал по правой стороне, а не по левой! Первые несколько минут на дороге не было ни встречных, ни попутных машин. Но вот показался встречный грузовик. Он стал мне мигать фарами дальнего света, хотя еще и было светло. Я ему в ответ тоже помигал фарами, так как я уже знал, что это местное приветствие водителей друг друга. Однако, встречная машина не перестала мигать фарами и вдобавок стала притормаживать. И только тут я сообразил, что я еду прямо на встречную машину и, что называется, в лоб! Я мгновенно сбавил скорость, съехал на обочину и затормозил. Секундами позже мимо меня промчался грузовик. Я помахал ему вслед, поблагодарил его, перевел дыхание. Я успокоился и как обычно вслух сказал себе, что мы в Австралии и мне надо ехать по левой стороне. И мы продолжили свое движение. А ведь два моих неожиданных разворота на дороге дезориентировали меня и на самом деле привели к потери бдительности, что могло бы кончиться аварийной ситуацией. Обошлось! К счастью, больше таких случаев не было.

Метеоритный кратер

Рис. 4. Вид на доисторический кратер Хенбери.

Мы успешно выехали из Алис Спрингс и направились по шоссе в юго-западном направлении. В 125 километрах от города мы сделали первую остановку, так как на туристической карте штата был обозначен интересный объект. Там была расположена зона метеоритного заповедника «Хенбери» (Henbury), которая по описанию содержала более дюжины кратеров, образовавшихся в результате падения на эту территорию Австралии осколков огромного метеорита. Размеры воронок, образовавшихся от падения метеорита, колебались от 7 до 180 метров в поперечнике и с глубиной до 15 метров. В пустыне кратеры неплохо сохранились, хотя их возраст оценивался специалистами в 4,7 тысяч лет. При въезде на автостоянку стоял информационный стенд, говорящий о том, что здесь находится метеоритный кратер. Тут же был оборудовано деревянное укрытие типа балкона со скамейками. Как мы догадались, то была точка обзора этой местной достопримечательности — кратера. Он представлял собой невзрачную, поросшую жухлой травой холмистую поверхность, имевшую все же вид конусообразной воронки диаметром в 20 метров и глубиной в 4 метра. Если бы не информация со стенда, то было бы трудно вообще заметить это знаменательное место. Мы спустились вниз кратера, инстинктивно стали искать осколки метеорита, но, как и ожидалось, ничего не нашли. Правда, увидели скорпиона, затем второго. Решили их покормить кусочками нашей еды, но они были равнодушны. Тогда мы бросили скорпионов друг на друга, ожидая борьбы. Но и тут нас постигла неудача — скорпионы убежали прочь друг от друга. Достали путеводитель и прочли про этот кратер, ну и, конечно, зауважали — все-таки это космический объект был вестником из далекого прошлого планеты. Оказывается, что австралийские исследователи следов этого гигантского метеорита собрали ни много, ни мало аж несколько тонн разного калибра железоникелевых фрагментов-булыжников. В устных преданиях местных аборигенов сохранилось свидетельство о живом воспоминании об этом чрезвычайном событии, в котором говорилось об огневом дьяволе, сбежавшим с Солнца, спустившимся на Землю и поселившимся в кратерах. Аборигены из покон веку обходили стороной кратеры, считали, что в них обитают небесные посланцы, которые могут забирать для себя приблизившихся к ним людей, чтобы их сжечь и съесть.

Посещение Айерс Рок - самой известной  достопримечательности Австралии

Рис. 5. Вид на гору Айерс Рок.

В 450 километрах от Алис-Спрингс по пути к старту нашего маршрута по Большой Виктории нас ожидала одна из главных достопримечательностей Австралии — это местечко Айерс Рок, где над равниной на 348 метров возвышалась многокилометровая гигантская скала Улуру. Севернее ее в 18 километрах был расположен небольшой курортный городок Юлара (Yulara) со своим местным аэропортом «Эрс Рок». В городке построены современные отели с зоной отдыха и обслуживания туристов, Международная известность Айерс Рок привела к тому, что практически ежедневно в «Эрс Рок» прилетало более пяти самолетов, перевозя ежегодно до 300 тысяч туристов. Одним словом, место стало знаменитым на весь мир, и проехать мимо мы не имели права.

Известно, что скальным выступ Улуру сформировался около шестисот восьмидесяти миллионов лет назад, когда в результате тектонических процессов и выветривания изменился рельеф окружающей местности. Некогда в центре континента возвышался горный массив, представляющий собой остров посреди доисторического озера Амадиус. Продукты разрушения горных пород откладывались на дне водоёма, сформировав скалу, которая по внешнему виду напоминает лежащего на боку гигантского слона. За миллионы лет озеро высохло, а скала поднялась над равниной на высоту почти триста пятьдесят метров.

Мы приехали вечером в Айерс Рок, остановились в современной гостинице. Вечером отправились гулять по городку, где был целый ряд гостиниц, а также много увеселительных заведений для приехавших сюда туристов. Мы отправились в большой супермаркет, чтобы окончательно затариться перед длительной дорогой через пустыню. Я надеялся купить там пива. И вот, казалось, что мне повезло — я увидел блоки с алюминиевыми банками, с виду напоминавшими обычные пивные банки, которые стояли под вывеской «Ginger beer». Я тут же с радостью купил две упаковки этого пива. Пришли в номер, и я с вожделением открыл первую банку, сделал первый глоток и ничего не понял, а потом только дошло, что это была сладкая газированная вода и без единого градуса алкоголя. Потом я, загляну в словарь, узнал, что эта десертная вода приготавливается с добавлением корня имбиря. Слово «ginger» в переводе на русский язык – это и есть имбирь. Но причем тут было слово пиво — beer. Пришлось вместо желанного пива пить этот сладкий имбирный безалкогольный «крюшон» без должного удовольствия — не выбрасывать же его на помойку.

На следующее утро мы на своей машине отправились к знаменитой скале. Вокруг ее основания проложена кольцевая асфальтовая дорога, вдоль которой было несколько оборудованных автостоянок для туристов. Мы объехали гору кругом, делая остановки в разных точках, выбирая наилучшие места для проведения фото и видео съемок. Издалека монолит Улуру выглядит гладким, но при ближайшем рассмотрении видны покрывающие его поверхность многочисленные трещины и борозды. Уникальный горный исполин состоит из красного песчаника, особые свойства которого позволяют ему менять цвет в зависимости от освещения в течение суток. На рассвете чёрный силуэт горы светлеет, приобретая темно-лиловый оттенок. Солнце поднимается выше и Улуру вспыхивает пурпурно-красным цветом, затем озаряется розовым, а к полудню становится золотым. Весь день продолжается фантастическая игра цвета. К вечеру гора-хамелеон превращается в тёмный силуэт на еще светлом небесном фоне заката.

Название скального образования Урулу в переводе с языка местного племени анангу означает «Место, где обитает тень». В далеком прошлом туземцы собирались около неё для проведения ритуальных праздников. Известно, что в нижней части скалы и в пещерах внутри неё сохранились фрагменты уникальной наскальной живописи первобытных племён Австралии. Мы объехали гору вокруг, искали рекламный щит с указанием дороги к территории с наскальными рисунками. Но никаких щитов у дороги мы не нашли, а в путеводителе тоже не было точных координат, где искать эти доисторические рисунки. Пытались расспросить об этом у случайных людей на дороге, но все напрасно. Так и уехали ни с чем.

В 1985 году скала Улуру была официально объявлена собственностью живущих в этом районе племён. Это позволило на законном основании сохранить их вековые верования и ритуалы, оградив их жизнь от нескончаемого потока туристов, желающих увидеть уникальную скалу. Так как с каждым годом растет поток туристов, то для Улуру это грозило бы превращением в «затоптанный» туристический объект. На вершинное плато Улуру можно взойти по крутому склону, куда ведёт узкая тропа. Но не всякому под силу одолеть рискованный подъем, хотя сейчас в самых опасных местах поставили металлические перила. К чисто физическим трудностям добавляется еще необходимость нести с собой запас питьевой воды, чтобы обезопасить себя от обезвоживания организма или солнечного удара. Подъем на вершину скалы разрешен только для организованных туристов. Когда все трудности позади, с вершины открываются на десятки километров просторы и красоты окружающего ландшафта пустыни.

Горы Ольгас

После осмотра горы Урулу мы направились на автомашине к месту старта по нашей грунтовой дороге. В 35-ти километров от горы Урулу находится еще одна достопримечательность — горная гряда и гора Ката Тьюта (название горы дано аборигенами племени Ананту, а название гряды переводится с их языка как «много голов»). На географических картах эта гора, возвышающаяся над пустыней на 546 метров, обозначена как гора Ольга. Это название дал британский исследователь и первооткрыватель Эрнст Гилс, который исследовал центральную часть пустынь Австралии в 1871 году.

От нашей дороги направо был поворот и дорожный указатель указывал на стоянку и на смотровую площадку, сделанною в виде оборудованного крышей длинного и широкого балкона, возвышающегося над растительностью и землей на 5-7 метров. С него можно было, сидя на удобных скамейках, любоваться панорамой и фотографировать вокруг без помех всю цепь этих скал округлой формы. Особенно красивы горы при закате солнца — они ежеминутно меняют свою цветовую насыщенность и при этом идет непрерывная игра полутеней, которая на горизонте рисует загадочные фигуры в лучах уходящего солнца.

Рис. 6. Автор удобно расположился на смотровой площадке в ожидании заката и чудес от игры света на склонах гор Ольгас.

Происхождение горы Ольгас и горной гряды точно такое же, как и горы Урулу. Скалистые основания этих гор уходят в землю на большую глубину порядка шести километров и являются остатками древней формации, появившейся около 500 млн лет назад!

Как ни странно, но гора Ката Тьюта обязана своим «европейским» названием русскому человеку — Великой Княгине Ольге Николаевне Романовой, дочери российского императора Николая I, и которая была родной сестрой императора Александра II. Эрнст Гилс дал название этому горному объекту благодаря её мужу — Карлу I, королю Вюртембергскому. Он был покровителем и спонсором Барона Фон Мюллера, который в свою очередь так же покровительствовал Эрнсту Гилсу, по просьбе которого Гилс и назвал эту гору в честь Великой Княгини Ольги Николаевны к семейному юбилею - 25-летию супружеской жизни Ольги Николаевны и Карла I. Тем самым имя Княгини было увековечено. Сама Ольга Николаевна так и не побывала в Австралии, но подарок приняла с честью.

Долгое время самая крупная гора называлась Ольгой, но позже стали называть всю цепочку горных куполов Ольгами (Тhe Olgas).

Рис. 7. Вид на горы Ольгас в знойный полдень.

Перед стартом

В качестве стартовой точки пробега мы выбрали небольшой ковбойский поселок на краю пустыни Картинг-Спрингс. Остановились на ночь в местном небольшом мотеле.

Нам досталась небольшая простенькая комнатенка, но с кондиционером. Из соседнего номера за стенкой до глубокой ночи слышались громкие мужские голоса. Казалось, что вообще все здание мотеля сделано из тонкой фанеры. Вдруг раздались еще более громкие голоса, напоминавшие истошные детские крики. Выглянув в окно, мы увидели, что на ближайшее к домику дерево села большая стая крупных, размерами с нашу ворону, красочных попугаев ару. Их было несколько десятков и именно они вовсю голосили. Где-то через час они внезапно снялись и улетели прочь.

Ночью сквозь сон я вдруг почувствовал, что у меня в ногах под простыней что-то бегает. Я тут же вскочил на пол, зажег свет и стал все вытряхивать из кровати. Но не мог определить, что же бегало? Потом лег спать опять, а наутро я увидел на боковой стенке шкафа маленькую ящерицу, которая проворно бегала по нашей мебели. Видимо, эта маленькая гостья и переполошила меня ночью. Было видно, что это довольно безобидное животное. Но все же, когда ночью она бегала под простыней, то такой контакт не назовешь приятным. Вот и первое знакомство с коренным жителем пустыни состоялось. Недаром нам еще в Сиднее бывалые туристы рекомендовали прежде, чем ложиться спать, побрызгать все вокруг специальной жидкостью, которая отпугивает всякую живность, что мы в дальнейшем нередко делали.

В эту же ночь в гостинице Марат решил надо мной пошутить. Вчера, когда мы закупали все необходимое для путешествия в торговом центре, Марат зачем-то купил игрушечную резиновую змею длиной в полметра. Перед сном я стал убирать ненужное мне дополнительное одеяло в шкаф, как вдруг увидел там внутри змею! Конечно же, я в испуге отскочил, но спустя несколько секунд сообразил, что это пошутил Марат. Я тогда ему сказал: «Ну, Марат, спасибо тебе, ты уже заранее специально начал меня приучать к этим тварям. Скоро я и от живых змей не буду шарахаться.»

Лишний раз убедился, что недаром Австралию называют зеленым континентом, Здесь даже пустыни покрыты зеленым ковром. Правда, растительный мир приспособился к сухому и жаркому климату. Трава представляет собой сплошные колючки, а кустарники и небольшие деревца имеют жестколистный или чешуйчатый покров. Земля имеет красно-бурый цвет и представляет собой пылевидную смесь песка и глины. Больших пространств, лишенных растительности, здесь почти нет, как и нет больших барханов. По сравнению с Сахарой, где на многие сотни километров нет ни травинки, здесь — прямо зеленый рай. Но также, как и в Сахаре здесь нет открытой воды, поэтому часто встречаются русла давно высохших рек, а на географических картах показаны контурные очертания многочисленных озер, которые могут существовать лишь короткое время в июне-августе.

Экипировка бегуна

По Сахаре Марат бежал в белом из хлопка спортивном костюме с капюшоном на голове и даже в перчатках. Таким образом он был полностью закрыт от обжигающих солнечных лучей. Но там столбик ртути не поднимался выше плюс 35 градусов. А здесь, в Австралии, было значительно жарче, поэтому Марат бежал в трусах, в майке-полурукавке, на голове кепка с козырьком и накидкой на плечи. Открытые части тела Марат каждый раз перед стартом обильно смазывал специальным кремом, предохраняющим кожу от солнечной радиации. В конце пути его ноги и руки по локоть были просто черными от загара, как у негра. Правда, этот загар к огорчению Марата через две недели после финиша пробега стал понемногу сходить.

Рис. 8. Спортивная экипировка Марата перед стартом очередного этапа пробега.

Спустя несколько дней после начала пробега Марат пытался усовершенствовать свою экипировку. Он взял и вырезал на своей футболке ножницами десятки полукруглых надрезов. Он рассчитывал, что эти вырезы создадут возможность для кожи тела дополнительную вентиляцию. Но на практике все оказалось по другому — эти вырезы превратились в большие дырки и через них по телу ползали мошки, тем самым досаждая ему. Марату пришлось просто выбросить эту футболку.

Назойливые мошки

Как только я выходил из машины сразу же одевал шляпу с сеткой. В противном случае мошки начинали беспрерывно атаковать голову в надежде поживиться влагой моего лица. Особенно они раздражали тем, что сразу же лезли прямо в глаза. Я пытался отмахиваться от них ветками, как это я делал успешно в Сибири, когда был на БАМе. Но здесь мошки все равно стремительно лезли в глаза. Если не принимать меры, то в скором времени глаза начинали краснеть, раздражаться и потом воспаляться. Единственный выход — все время вне машины носить шляпу с сеткой на лице и шее. Когда мы заходили в машину, то старались сильно махать руками или чем попало, лишь бы не затащить мошек во внутрь. Но все равно, какая-то часть их проникала внутрь машины. Тогда возникала дальнейшая забота — постараться прибить всех этих мошек до одной. Только так можно было обеспечить сносное существование внутри машины, особенно во время ночного отдыха

Наш дом на колесах

Немного слов о нашей машине, которая называлась «Campervan», что означало ее предназначение в качестве автомобиля для совершения длительных туристических путешествий в автономном режиме. Она хорошо оснащена всем необходимым для этой цели. Машина разделялась на две части: на жилую комнату и кабину водителя. В жилой комнате довольно большой стол, который на ночь раскладывался для оборудования постельного места. Внутри была мойка с краном для воды. Легким качанием ручки насоса вода из специальной емкости подавалась по трубе в кран мойки. Это создавало удобства как для мытья посуды, так и для различных водных процедур, которые можно выполнять не выходя из машины. Емкость для воды имела объем 80 литров и ее хватало при экономном расходовании на неделю. Заправка этой емкости обычно производилась на бензоколонке, где для этой цели был оборудован специальный кран. Одна из боковых стенок машины использовалась для установки тента 3 х 4 метра, который создавал тень для работы и отдыха вне машины. Под тентом были укреплены металлические полки на которых обычно размещались газовая плита, баллон с газом, обеденная посуда. На заднем бампере машины крепился двухметровый кронштейн, на который подвешивался резиновый мешок для воды с отверстием для душа. Но из-за экономии воды этим походным душем мы пользовались довольно редко.

Рис. 9. Стоянка на обед в эвкалиптовой рощице.

Рис. 10. Автор в роли повара в тени палатки в знойный полдень cорокоградусной жары.

В машине было еще много других полезных вещей: кондиционер, небольшой по объему холодильник для продуктов, оборудование для газовой плиты, раскладные стулья и стол. Марат на ночлег забирался на второй этаж. Он образовывался за счет поднятия на полметра части крыши машины и там получалось комфортное спальное место для одного человека, естественно изолированное матерчатой сеткой от внешней среды. К нашему удовольствию все окна комнатной части машины можно было открывать без опаски, что через них залетят мошки, так как на них были укреплены специальные мелкие сетки. Особое удобство нам создавал автомобильный холодильник, который запитывался электроэнергией от дополнительного аккумулятора, который во время наших переездов успевал подзаряжаться. Также у нас в машине был объемистый ящик для хранения продуктов с хорошей теплоизоляцией, на дне которого мы держали лед. Лед можно было купить на бензоколонке, но не в пустыне, где их было очень мало — по одной на 150-200 километров. Запаса льда хватало на 3-4 дня. В нем мы успешно хранили овощи и фрукты.

Что взять с собой из еды на весь путь через пустыню

Главная покупка — это 12 десятилитровых канистр чистой родниковой воды, как необходимый аварийный запас на случай каких-то чрезвычайных происшествий. Расходовали в пути эту воду экономно, так что четверть запаса привезли с собой на финиш. Из родниковой воды мы готовили чай, кофе. Регулярно просто ее пили, но предварительно ее охлаждали. Для этого использовали две небольших канистры, которые клали в холодильник и по мере выпивания доливали. У каждого была своя канистра с водой. Это позволяло невольно контролировать друг друга, так как пить воду в пустыне нужно много, но не слишком. Иногда в деревнях брали местную воду, но она была немного солоноватая, поэтому мы ее использовали для приготовления вторых блюд и иногда для душа в конце дня.

Рис. 11. Жара, жажда! А может все-таки выпить еще стаканчик сока? На переднем плане стоит красного цвета канистра с соком. Нет!

У Марата была идея-фикс попробовать все сорта соков, которые были выставлены в больших количествах на витринах. И он это сделал, закупив аж 26 сортов различных упаковок и банок. Когда началось наше путешествие, стали пробовать сок за соком. А уже спустя три дня мы обнаружили, что приятно пить, на самом деле, лишь натуральные соки. Любимым был сок из смеси апельсинового, манго и ананаса. Теперь-то мы пожалели, что слишком много купили морсов и сладких напитков с добавками, с консервантами и с химическими ароматизаторами. Такие псевдо соки в дальнейшем мы вообще перестали употреблять. Еще об одном обстоятельстве мы пожалели. Надо было еще в Сиднее купить пиво, так как на всем протяжении нашего пути через пустыню, начиная с Алис-Спрингс и до городка Калгари, нигде его не продавали. Здесь, в центральной пустынной части Австралии, где в основном и живут аборигены, действовал строгий сухой закон. Но, как это ни странно, на обочинах дороги и в мусорных контейнерах валялось огромное число пустых банок из-под пива. Можно предположить, что аборигенам все-таки удавалось как- то обходить сухой закон. Возможно, они это делали с помощью водителей транзитных грузовиков. Надо признаться, что Марату и мне тоже нравилось после длительного бега пить пиво. К тому же было известно, что олимпийский чемпион, знаменитый марафонец из Чехословакии Эмиль Затопек употреблял пиво и в течении тренировок, и после них. Поэтому, как только мы прибыли в Калгари, то первым делом купили по ящику пива и употребили их с явным наслаждением.

Отправляясь в путь на долгие три недели, в супермаркете в Алис-Спрингс накупили на свое усмотрение еды с запасом. Это касалось и фруктов. Но спустя уже четыре дня, когда наш «ледничок» уже растаял, я с тревогой стал ждать, когда эти фрукты, находясь уже не в прохладе, начнут портиться. Мы закупили всего понемногу: лимоны, апельсины, грейпфруты, груши, несколько сортов яблок, ну и, конечно, несколько килограммов киви — ведь их медики рекламировали как самый сбалансированный по набору витаминов фрукт. Купили 10 килограммов бананов как самый диетический плод для спортсменов. Но они стали портиться раньше всех, и это несмотря на то, что мы старались сохранить их, используя разные упаковки, заворачивали во влажное полотенце. Нам пришло на ум затариться арбузами — и купили целых четыре штуки. Посчитали, что в условиях жары мы с арбузами будем иметь хорошее подспорье в источнике нескоропортящейся питьевой воды. Один из арбузов треснул от тряски машины в первые же дни, и мы его вынуждены были съесть, что сделали с удовольствием, так как он был сочный и сладкий. Но что было удивительным, что съев по половине арбуза, каждый из нас так и не почувствовал давление в мочевом пузыре. Видимо, вся арбузная вода вышла через пот. Купили мы много разных, знакомых нам по дому овощей. Это картошка, лук, морковь, капуста, цветная капуста, огурцы, помидоры, салат. Но, к сожалению, все это не могло долго храниться. Подходящей едой в жарких условиях долгого хранения нам представлялись макаронные изделия. Их было закуплено на всякий аварийный случай по крайней мере на два наших путешествия. Каждый из нас в юности был туристом, поэтому было ясно, что надо затариться туристским продуктом №1 — банками свиной и говяжьей тушенки. Однако Марат, видя огромный выбор мясных консервов, уговорил меня закупить много разного сорта консервов с красивыми этикетками. Оказалось, что в этих банках была совсем нам непривычная тушенка — что ни банка, то постное мясо без видимого жира. Был и колбасный фарш типа нашей докторской колбасы. И было непонятно, как эти постные мясные консервы употреблять в пищу. Попытались делать сэндвичи, но получалась еда в сухомятку — не очень-то полезно. Пришлось при готовки тушенки с картошкой использовать много сливочного масла. Только тогда получалась еда, которая была более или менее привычная для нас. С овощами тоже вышел «прокол». Купленные овощи были внешне красивы, но не обладали типичным для нас вкусом. Огурец был совсем не огурец, так как ничем не пах и был какой-то слишком водянистый. Помидоры тоже были без своего резкого запаха и совсем невкусные, вообще какими-то искусственными, хотя и радовали глаз своими размерами и ярко-красным цветом. Как-то в один из первых дней я приготовил привычный для меня салат из помидоров и огурцов, но он имел какой-то странный вкус — жуешь что-то такое знакомое на вид, а привычной ассоциации с нашими овощами просто нет. После первых проб моего салата решили его впредь не делать, а огурцы я вообще «под тихую» выбросил на помойку.

Продолжение следует.

Автор Федор Склокин

Если вам понравилась наша статья, поделитесь, пожалуйста, ею с вашими друзьями в соц.сетях. Спасибо.
К записи "Бегом по австралийской пустыне" оставлено 2 коммент.
  1. Татьяна Бойко-Назарова:

    Федор, спасибо огромное. Необычайно интересно и захватывающе написано. Читаешь вас и переносишься в другой мир. Жду продолжения.

  2. Татьяна Бойко-Назарова:

    Федор, перечитав ваш рассказ, я нашла кое-что знакомое .

    Маленькая ящерица, которая бегала по боковой стенке вашего шкафа – это безобидный и «полезный в хозяйстве» субтропиков геккон. Он выходит на охоту ночью, сидит, обычно, на потолке и ловит комаров и мошек. Но с непривычки кажется страшноватым.

    И еще хочется вспомнить недобрым тихим словом «тушенку в красивых коробках». Мы тоже на нее «клюнули» в Южной Корее, приняв за подобие нашей тушенки. Но это, наглый и безвкусный американский продукт SPAM (Аббревиатура от англ. Shoulder of Pork and hAM ) — торговая марка консервированного мяса, производимого американской компанией Hormel Foods Corporation. Онпоявился в 1936 году. Выход нового бренда на рынок сопровождался бурной рекламной кампанией; по радио проигрывали песни наподобие этой:
    Spam, Spam, Spam, Spam
    Hormel’s new miracle meat in a can …
    Но главной рекламой SPAM’у стала Вторая мировая война, когда SPAM в больших количествах выдавался солдатам. Немало SPAM’а потреблялось беднотой и в послевоенные годы; неудивительно, что за это время SPAM изрядно надоел жителям британских колоний. По ленд-лизу SPAM поставлялся и в СССР.
    SPAM выпускается и поныне, с момента появления торговой марки и до конца 2007 года было продано 7 миллиардов банок.
    Но в 1980-е годы слово «спам» приобрело новый смысл, когда в Usenet хлынули потоки рекламы, мешающие нормальному общению. По аналогии с рекламируемой «тушенкой» , это явление назвали «заспамить диалог» — а назойливую корреспонденцию, соответственно, «спамом».
    Даже в Южной Корее все супермаркеты были забиты американским Спамом, еще больше его в странах Содружества – в бывших Британских колониях. Он надоел нам как, спам в Интернете. Но благодаря Спаму мы оценили и полюбили нашу советскую тушенку и колбасу еще больше.
    Извините за длинный комментарий.

Оставить свой комментарий

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2022    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти