Зимнее путешествие по острову Врангеля

                         00-1

          На вершине самой высокой горы Советская (высота  1096 метров) острова Врангеля мы  на 33-й день  своего путешествия оставили в каменном гурии записку: «В апреле - мае 1972 года состоялась полярная научно-спортивная  экспедиция «Комсомольской правды». Экспедиция пересекла по льду пролив Лонга  от мыса Шмидта (Чукотка) до мыса Блоссом (о.Врангеля). Затем участники прошли на лыжах по восточному и северному побережью острова и в последний день пути поднялись на гору Советскую. Передаем привет всем, кто побывает здесь...». Да, мы первыми из туристов побывали на горной вершине острова, шутливо надеясь вписать себя в историю Врангеля.  Но вот достойные  исторические факты  про остров Врангеля. Первый факт говорит о том, что в результате  археологических раскопок в районе Чертового оврага в западной части острова были обнаружены стоянки первобытных людей   еще за 1750 лет до нашей эры.  Видимо, тогда климат острова был вполне комфортным по температуре для жизни первобытного человека.  Чукчи знали о существовании острова уже в середине ХYII века, но на  географическую карту остров был нанесен лишь спустя 200 лет американским китобоем Томасом Лонгом в 1867 году. Он, зная о большом вкладе в географические исследования этого района Арктики нашего соотечественника Фердинанда Петровича Врангеля,  дал его имя этому острову.

                                          Снежная эскимосская изба иглу.

        Нашей полярной экспедиции удалось одним их первых получить официальное разрешение на посещение острова не только  у пограничников, но  и от Центральной маршрутной комиссии по туризму. Однако в рейсовом самолете Москва  -  Мыс Шмидта вместе с нами  летела  группа из семи туристов-экстремалов, которая, по их словам, каким-то чудом получила официальное разрешение на путешествие по острову  Врангеля.  Мы познакомились, вожаком у  них был Сергей Харин. В группе было пятеро с Урала (Сергей, Слава, Саша, Игорь и Гена) и двое из Латвии (Гражина и Вацлав). Опытные зимние походники этой группы  рассказали, что они собираются путешествовать без палатки — они решили ночевать в тундре как эскимосы в своеобразной снежной хижине  — каждый вечер строить  эскимосское жилище под названием иглу. Это куполообразная постройка диаметром 2-4- метра  в основании и высотой около  двух метров. Иглу складывается из уплотненных ветром снежных блоков в определенной последовательности по круговой спирали, выпиливаются блоки определенного размера и конфигурации, чтобы образовывался прочный свод купола. Блоки или  кирпичи обычно выпиливаются  специальной, сделанной из любого алюминиевого листа, ножовкой с большими зубьями. Известно, что эскимосы,  имеющие большой навык в этом деле,  сооружали иглу менее, чем за час. Иногда они делали несколько иглу с коридорами между ними, что давало возможность ходить друг к другу в гости не выходя на мороз. Если в центре иглу развести костер или включить примус, то спустя  уже полчаса в иглу будет вполне комфортная (выше нуля) температура. Снежные блоки между собой быстро смерзаются, а  внутри хижины ее стенки слегка оплавляются, но не тают, так как снег легко выводит избыточное тепло и влагу  из хижины наружу. Поэтому в иглу тепло и довольно сухо. Свет в иглу проникает прямо через снежные блоки.  Все это сооружение получается довольно прочным даже в условиях очень сильного ветра.  Наши коллеги по путешествию были полны решимости побывать в «шкуре» эскимосов. На острове мы с этой группой не встречались, но уже в Москве мы узнали, что они успешно прошли свой маршрут, действительно  часто ночевали в снежных иглу. Они изрядно помучились с первой постройкой иглу — затратили  на  это дело около  двух часов. Последующие  снежные хижины они строили чуть более часа.  Хорошо, что не надо было на их маршруте строить иглу каждый день. Им часто удавалось ночевать в охотничьих балках, которые были построены в тундре на безлюдной северной части острова. Многие из них  были построены из берегового плавника, но в центральной  части  тундры острова  были  и типовые балки, построенные из привезенного с материка  строительного бруса.  Координаты всех охотничьих изб и балков  были известны и  нанесены на   географические карты острова. Кстати, такая карта была и  у нас.

                                                  В путь.

     В то время на острове уже не один десяток лет был большой чукотский оленеводческий  совхоз. Местные олени были крупнее материковых, так как на острове не было главного врага оленей — насекомых-кровососов. К тому же на острове не было и нет полярных волков. Замечу, что, к сожалению, после «перестройки»  в 1997 году совхоз полностью ликвидировали,  большая часть чукотских семей вернулась на материк, а совхозные олени стали дикими. Но тогда, в начале семидесятых годов,  кроме местных  чукчей  на  острове еще работали и профессиональные полярники: сотрудники гидрометеостанции и сотрудники природного заповедника. Особняком  на восточной части острова стояла военная  рота ПВО.  Хотя все население острова едва  превышало сотню человек, но  остров все же  успешно обживался советскими людьми.

        Наше путешествие по Врангелю началось  от небольшого военного поселка, где была расположена  рота  ПВО. Радиолокационная станция своими антеннами следила за американо-канадским сектором Северного Ледовитого океана и Аляской. До Аляски от Врангеля, как говорится, рукой подать — всего-то несколько сот километров по безлюдным просторам Северного Ледовитого океана. А там на Аляске морская база американских подводных лодок и военный аэродром. 

        29 апреля наша экспедиция достигла самой восточной части острова — скалистого  мыса Уэринг. Высокие обрывистые склоны — удобное место для птичьих базаров, но это, естественно, в летнее время. Сейчас они еще были пусты.  В течение последующих двух дней мы предпринимали несколько попыток пробиться по морским льдам дальше на восток к острову Геральд, который был удален от Врангеля всего на 70 километров.  Делали разведку пути, но всюду на восток от берега были огромные,  высотой до десяти метров торосы.

Scan14- 1

 На пути к острову Геральд. Непроходимые валы торосов. На вершине торосов стоит член экспедиции «КП» Федор Склокин.

Кроме того были поля сплошного битого льда и многокилометровые каналы либо с тонким льдом , либо с открытой водой.

Scan10-2

На пути к острову Геральд. Редкое зрелище:  переход лыжников по тонкому   волнообразному льду, образовавшемуся  при локальном сжатии окружающих дрейфующих льдов.

Были и обширные разводья.  Все эти природные препятствия делали лыжный путь к Геральду совершенно невозможным. Последней каплей в решении не пробиваться к Геральду  стало  небольшое ЧП -   в ночь с 30 апреля на 1 мая льдина, на которой для ночлега был разбит ледовый лагерь, раскололась. Трещина прошла у самой палатки и медленно на наших глазах расширялась. Мы отошли от трещины на безопасное расстояние и быстро снялись лагерем. Первого мая после  бурного обсуждения  результатов нашей ледовой разведки  было принято решение завершить поисковые работы маршрута в торосах у восточного побережья острова.  Ведь была даже проблема отыскать на пути к  Геральду безопасную льдину достаточных размеров для организации ночлега. Поэтому мы решили  отправиться в путешествие по острову. Мы планировали идти на лыжах либо по припайному льду, либо по берегу  вдоль всего побережья острова с генеральным направлением на север, а затем повернуть на юг.

Scan8-3

Лыжный переход экспедиции «КП» по припайному льду вдоль восточного побережья острова.

В тот праздничный первомайский день мы прошли значительное расстояние -  свыше  тридцати километров и устроились на ночевку в районе косы Бруча. Далее было решено двигаться к самому северному мысу Эванс и к прибрежному  острову Находка. Затем планировали выйти на  180 меридиан и повернуть на юг. Кстати, 180-й меридиан делит остров почти на две равные части. Именно  по нему проходит на Земле линия смены дат, начиная с Северного полюса. Но ради удобства для местного населения эта линия огибает остров по морю с его восточной части и  далее через   пролив Беринга уходит в Тихий океан.

     Мороз в эти первомайские дни отступил и температура воздуха повысилась до минус десяти градусов. Идти под рюкзаком в зимней экипировке было непривычно жарко, хотелось раздеться как где-нибудь весной  в горах Кавказа и позагорать. Но как раз это было весьма опасно, так как арктическое солнце нещадно палило  вокруг своим теплом и ультрафиолетом.

                                                   Белая мгла.

    Весна в Арктике.  Незаходящее солнце своим теплом незаметно  для глаз съедало снежный покров. Если нет ветра, то густой туман тонким слоем ложился на поверхность земли и насквозь пронизывал туманный слой ярким весенним  арктическим солнцем. Освещенность в тумане была настолько велика, что без темных очков невозможно было смотреть ни в даль,  ни перед собой.   Именно в Арктике  ослепительно яркое снежное покрытие полностью сливается на расстоянии нескольких метров с окружающим воздушным пространством, словно вы  находитесь на дне банки с молоком. Солнца не видно, поэтому все предметы практически не отбрасывают тени,  в окружающем ландшафте почти отсутствует контрастность... Это и есть белая мгла, одно из необычных явлений природы, которые можно наблюдать иногда зимой в горах и почти всегда  весной в Арктике. В белой мгле зрительные ощущения очень часто не соответствовали действительной реальной картине окружающего вас пространства. И это часто приводило к довольно неприятным последствиям для лыжников.

      Нередко впереди себя вы четко видите обширную вмятину в   снежном покрове. Но как только вы хотите на лыжах преодолеть эту вмятину, так  сразу же натыкаетесь на большой кусок льда,  так называемый в Арктике, торос. В результате вы падаете, а  за  плечами-то тяжелый рюкзак. Уже лежа вы  отчетливо видели, что перед вами действительно торос, и сколько бы вы теперь не смотрели на него, он уже не превращался опять во вмятину. После такого падения предстояло потратить не менее десяти минут, чтобы снять лыжи. выползти из-под рюкзака, вытащить его и лыжи на ровное место, одеть лыжи и тяжелый рюкзак и, наконец-то, продолжить путь.

       Да, так оно и было,  когда мы на лыжах в начале мая шли по плоской тундре острова Врангеля. Мы попали в настоящую белую мглу. Помню ее первое проявление. Я шел в середине группы и внимательно всматривался в лыжню, проложенную идущими впереди моими товарищами. И вдруг  я  четко увидел, что лыжня стала выпуклой — снежный след от лыж товарища стал на десяток  сантиметров выше, чем поверхность снежного покрова. Тут же я перевел свой взгляд на кончики своих лыж. Нет! Лыжи вдавливались в снег. Но только стоило отвести взор от моих лыж, как лыжня сразу же становилась выпуклой. Мне  «головой» было ясно, что это лишь оптический эффект, но отделаться от зрительного наваждения было невозможно.

       В белой мгле нет линии горизонта, поэтому если вы недалеко перед собой видите какой-то объект, то он как бы парит в  воздухе. Это мог бы быть, например, камень,  а скорее - очередной торос. Вам явно кажется, что он не очень близко к вам, но вдруг он неожиданно вырастает перед вами и вы просто физически натыкаетесь на него. В этом молоке белой мглы вам просто не с чем сравнивать его размеры, так как другие-то объекты для возможного сравнения просто не видны.  Отсюда и возникает неопределенность в  оценке видимых размеров объектов в белой мгле: то ли он имеет сантиметровые размеры, то ли метровые.

       Точно также возникает неопределенность и в определении расстояния до видимого объекта (тороса). Вы просто не можете оценить это расстояние -  объект просто висит в пространстве, как будто  он плавает в  молоке. Получается так,  что вы, имея хорошее нормальное зрение, все равно вынуждены идти вперед медленнее, чем обычно, то есть идти почти на ощупь, чтобы внезапно не столкнуться с препятствием. Снятие темных очков опасно для глаз и нисколько не помогает, а наоборот, только ухудшает восприятие окружающей картины.

       Белая мгла сыграла со мной «злую шутку» - я подхватил «куриную слепоту», то есть получил сильный ожег  роговицы обоих глаз. И это несмотря на  то, что  я все время ходил в солнцезащитных очках, но, правда, не в «консервах»! У меня были бытовые  темные очки, которые плотно  не закрывали глаза сбоку - вот я и нахватался боковых  «солнечных зайчиков». Ведь обычные бытовые пляжные очки предохраняют  глаза от ультрафиолета прямых  солнечных лучей, а тут солнца вообще не видно.  Идеальными очками при белой мгле были «конвервы» - обычные темные очки для сварщиков. Но мне они казались неудобными и слишком темными. У меня были у одного эти бытовые солнцезащитные очки, но я надеялся на то, что эти фирменные итальянские со стеклянными паспортизованными линзами очки, купленные за доллары в «Березке», защитят меня от ультрафиолета, но увы...  На  роговице моих глаз образовались  пузыри от ожога. Причем   в левом глазу изображение троилось в горизонтальной плоскости, а  в  правом  все двоилось, но по вертикали. Из-за меня пришлось всей нашей группе идти  по карте до ближайшего охотничьего домика, где я провел целые сутки, лежа с плотно забинтованными глазами. Через каждые два-три часа мне закапывали альбуцид. Первый час после капель глаза не болели, но затем начинало нестерпимо жечь. Приходилось боль терпеть, так как чаще использовать альбуцид не рекомендовала медицина. И только на вторые сутки боль в глазах ослабла, сняли с глаз повязку, но смотреть на окружающий мир без сильно затемненных очков я категорически не мог. Хорошо, что у нас  в запасе были и сварочные и горнолыжные очки, которыми я поочередно пользовался еще целую неделю.

                                                       Встречи в тундре.

        Несколько дней мы шли на юг по снежной тундре. На нашу палатку в лагере  стали садиться пуночки — эдакие местные воробьи. Они терпеливо выглядывали себе на снегу темные крошки -  остатки нашей еды. Днем  мы увидели стаи белых гусей, прилетевших сюда на остров  из Канады и США для выведения потомства. Остров — это единственное место в России, где в таком большом количестве гнездятся белые гуси. Сотрудники заказника говорили, что в летнее время  в тундре острова их насчитывалось до ста тысяч. К тому же известно, что на острове гнездятся десятки видов уток, в том числе и редкие по красоте черные казарки и крупные, с размерами  гуся,  гагары. Также из островной экзотики можно увидеть очень редких  розовых чаек.   Попадались следы  песцов, но самих зверьков воочию увидеть не удалось. Но это и понятно  - трудно заметить на  белом снегу белого зверька,  который и сам боится встречи с человеком. Ведь обычно  весной по всей заполярной тундре идет нещадная охота на песцов перед их летней линькой.  А вот на Врангеле  с конца семидесятых годов прошлого столетия была запрещена промысловая охота на песца всем, кроме местных чукчей, которые могли добывать песцов для своих собственных нужд. Равнинная тундра острова отличное место  для проживания  песцов, так как здесь живут в большом количестве лемминги — разновидность полевых мышей. Это основная еда песцов, поэтому песцов здесь много. Недаром эта часть тундры на севере имеет несколько географических названий, связанных с песцами. Например,  бухта Песцовая, которая расположена вблизи самой северной точки острова (мыс Эванса). Там же по тундре протекает река Песцовая.  Интересно, что белая пушистая шкурка местного песца имеет слегка голубоватый оттенок. Такого окраса шкуры больше нет ни  у одной породы  песцов во всей  Арктике.  

        В северных предгорьях  в центральной части острова живут в большом количестве полярные совы. Они охотятся на полярных мышей леммингов. В тундре мы полярных сов  не видели, так как они, как  и всякий зверь или птица,  боятся человека. Скрываются они с глаз долой раньше, чем человек их может заметить. Но иногда они попадают в капканы, расставленные для песцов, и достаются охотникам в качестве ненужного трофея. На финише нашего путешествия в чукотском поселке  острова нам показали  полярную сову,  которая была освобождена  из капкана и некоторое время жила в сенях полярного домика. Всем желающим показывали  один и тот же фокус. Сова  при ярком освещении от электрической лампочке  обычно спокойно сидит на шесте посередине комнаты и смотрит немигающим взором в упор на  вас. Вы начинаете ходить вокруг нее, делаете один круг, второй, и третий. Фокус в том, что человеческому глазу совершенно невозможно уловить момент, когда сова поворачивает свою голову. У вас складывается впечатление, что она непрерывно   следит своими большими  глазищами за вами, спокойно и плавно поворачивая голову вслед за вами на 360 и на все 720 градусов и больше, что естественно невозможно. Но известно, что она успевает сверх быстро повернуть свою голову, а  вам кажется, что никакого поворота головы не было и в помине.  В этом мы и убедились. Вот какая у полярной совы быстрая природная реакция.

      Царь всех зверей в  Арктике — это белый медведь. Остров Врангеля считается самым крупным родильным домом во всей Арктике для белых медведиц. В заказнике острова ученые и егеря ведут строгий учет всех снежных пещер, не беспокоя самих обитателей. Таких снежных пещер на острове насчитывается более 200 штук!

      Мы знали заранее, что на нашем весеннем маршруте в проливе Лонга и путешествию по Врангелю с большой вероятностью будут встречи с белыми медведями.  В нашей группе Анатолий Мельников был штатным стрелком и носильщиком боевого карабина с достаточным запасом патронов, так как он в молодости служил в Советской Армии. У каждого из участников тоже были индивидуальные средства защиты от возможной встречи с медведем.  Это был сигнальный патрон и назывался он у военных как ПСНД — патрон сигнальный ночного и дневного действия. Он имел заряд с двух сторон. С одной стороны был фальшфейер, который при его открытии загорался ярким негасимым красным цветом и горел пару минут. С другой стороны был дымный патрон, при открытии которого появлялся оранжевый дым, который  функционировал порядка нескольких минут. Затем у каждого участника был один патрон с сигнальной ракетой. Он громко выстреливал  вверх на несколько сот метров и затем медленно на маленьком парашюте  горящий красный огонек ракеты опускался на землю. Этим патроном вполне можно было прилично испугать  медведя  и даже можно было  атаковать зверя, стреляя  в него прямой наводкой. Также у каждого была так называемая мортирка. Она  по форме напоминала большую авторучку, на  конце которой вместо грифеля наворачивалась 15-ти мм калибра капсула  с сигнальным огнем. Каждая мортирка обеспечивалась коробкой из шести таких капсул. Мортирка имела спусковой боек, который  и производил выстрел. Мортирка могла  стрелять  в цель прямой наводкой метров на тридцать и даже  могла пробить  с пяти метров насквозь бумажную картонку.  Обычно этими тремя  предметами из носимого аварийного запаса (НАЗа) экипировались военные летчики-высотники и космонавты. Как видно, что у  каждого участника был вполне достаточный набор средств,  которые могли бы эффективно отгонять белого медведя, а карабин вдобавок мог и приостановить нападение агрессивного зверя. Скажу сразу,  что карабин  нам на маршруте почти  не понадобился,  но лишним он все же  не был — с ним идти было спокойней -  мало ли что могло нас ждать на территории  родильного дома белых медведей.

        Первая встреча с медведем произошла, когда мы остановились ледовым лагерем на обед. Медведь учуял нас и стал приближаться к нашей стоянке. Когда медведю до нашего лагеря оставалось 10 метров,  мы открыли по нему огонь из мортирок. И этого оказалось достаточно -  он удрал прочь. Еще одна встреча с медведем произошла под утро, когда мы  все дружно еще спали в палатке. Как обычно наши рюкзаки лежали снаружи у входа в палатку. Один из нас (дежурный) услышал шум от возни с рюкзаками, тут же разбудил всех. Анатолий Мельников  даже в палатке не расставался  с карабином,  спал с оружием, как говорится, в обнимку.  Так вот что произошло дальше. Только Толя приоткрыл входной рукав палатки, как показалась морда  медведя. Толя тут же и, к счастью, без осечки выстрелил поверх него. Этот выстрел оглушил и нас, и зверя. Тот отпрыгнул и отбежал с испуга  метров на двадцать. Ну, пронесло! А вот затем вне палатки мы медведя привычно отогнали от лагеря выстрелами из мортирок. Хорошо, что все наши рюкзаки были в целости и сохранности.

       А вот у меня была заочная встреча с медведем. Было это на дневном привале. Юра Хмелевский и я пошли налегке без рюкзаков в разведку дальнейшего пути через торосы и канал с открытой водой. Прошли мы около километра и только стали возвращаться назад в лагерь, как вдруг мы увидели, что наш только что свежий пятиминутной давности лыжный след был перпендикулярно пересечен медвежьим. Мы изрядно труханули, достали свои мортирки, ПСНД и стали внимательно смотреть в сторону торосов, куда вели следы медведя. Но никого не было видно.  До нас сразу же дошло, что именно в данный момент на нас со стороны  медведя идет охота. Он явно нас видел и чуял, а мы его нет. Мы осторожно стали отходить от этого места, а потом поспешили в лагерь, беспрерывно оглядываясь по сторонам. Придя в лагерь, мы рассказали товарищам, что где-то рядом бродит медведь. Достали карабин на изготовку, ракетницу, ПСНД.  Но, к счастью, все обошлось — медведь так и не появился вблизи нашего лагеря.

      Предгорья острова являются идеальным местом для обустройства снежных пещер для медведиц.  На севере острова расположена обширная на десятки километров равнинная местность под названием «Тундра Академии» .  И только  горные цепи являются препятствием для сильных ветров, дующих с ледяного купола океана. Именно благодаря этим ветрам в предгорьях образуются наддувы снега, глубиной в десятки метров, которые после обустройства и становятся зимним лежбищем-пещерой для медведиц  с новорожденными медвежатами. Снежные берлоги можно определить лишь находясь в непосредственной близости,  по маленькому отверстию,  через которое поступает  свежий воздух в берлогу. Мы знали об этом, но к нашему сожалению, мы на нашем пути по острову так и не  смогли найти хотя бы  одну снежную берлогу белого медведя, жилую или пустую — все равно. Потом уже в поселке нам сотрудники объяснили,  что для неопытных как мы людей найти берлогу почти безнадежное дело. Сотрудники заказника  предложили свои услуги поехать на вездеходе и посмотреть жилую берлогу.

Scan13-4

Запланированная встреча  в горах острова  Врангель.  Справа налево: заведующий заказником Николай Винклер (на вездеходе), участник  экспедиции «КП» Федор Склокин.

Но мы не воспользовались этим шансом, так как надо было спешить попасть на материк на Мыс Шмидта к вылету рейса  Аэрофлота в Москву. А вот наши коллеги-туристы  группы  Сергея Харина специально посвятили этому время, познакомились с сотрудником заказника, а  к тому же впоследствии известным журналистом и писателем Виталием Шенталинским. Он  лично провел для них успешную экскурсию по поиску и наблюдению жилых медвежьих берлог. Дал им возможность вдоволь пофотографировать.  Но об этом мы узнали только  в Москве от самого Виталия Шенталинского. Кстати, он, несколько лет зимовавший на полярной станции острова, подробно  и  очень интересно описал свою работу в качестве  смотрителя медвежьих берлог Врангеля в своих  тогдашних статьях для СМИ,   написал впоследствии об этом целую книгу: «В.А.Шенталинский.  Дом человеку и дикому зверю. - Москва: Мысль, 1988, -235с.».

                                       Ночевки в избах охотников.

     5 мая в День печати решили отметить  не в  палатке, а в охотничьей избе, которая по карте была  как раз по нашему маршруту. Пришлось долго вглядываться в снежный покров, пока не заметили немного торчащую из снега трубу. Оказалось, что вся изба была целиком занесена снегом. Мы озадачились, что делать — откапывать ее или ставить рядом свою походную палатку. Большинство было за ночевку в избе. И мы часа два как проклятые откапывали эту избу. Открыли дверь — в избе все было для одного охотника. А нас было шестеро. Мягко сказать, тесновато, но поместились. Зато растопили печку, прогрели избенку, сами подразделись, даже сняли  свитера.   Устроили торжественный ужин в честь праздника. У нас в  качестве «НЗ» была пол-литровая фляжка спирта. Решили выпить разведенного спирта, но половина  нашей группы твердо отказалась его пить. Голосовать пить или не  пить не стали, выпили спирту те, кто хотел.  Но все равно было весело одинаково всем, была хорошая радиосвязь с материком, приближался конец нашей экспедиции.    На следующий день нашего маршрута  нам также попалась изба. Но это было совсем другое дело. Она была жилая, просторная и светлая,  с высокими потолками,  площадью более  тридцати квадратных метров. Быстро избу прогрели и устроили себе еще один праздник - мы обнаружили ящик свежих галет  и ящик свежего сливочного масла.  Вот уж дорвались и от души без всяких ограничений поели галет с маслом, запивая горячим чаем.  Все-таки на нас сказывалось то, что  мы больше месяца  питались кашами и сублимированными продуктами (мясо, колбаса, творог).  Изо дня в день походное меню все-таки было одним и тем же, хотя и вполне достаточным и сытным.  Перед тем, как продолжить наш маршрут по острову, мы по обычаю сибирских охотников должны были в избе  что-то оставить после себя из съестного.  Мы оставили на столе  свою записку, а сверху положили несколько  московских шоколадок «Люкс» и пакетик с шоколадными конфетами «Кара-кум».  

                                                      Финиш.

       С полночным солнцем с 8 на 9 мая экспедиция вышла  в поселок Звездный,  расположенный в бухте Сомнительная на южном побережье острова. На завтраке встретились с сотрудниками заказника, отвечали на их вопросы о животном мире на северо- восточной части острова: о количестве следов белых медведиц  с медвежатами, о птицах на  восточных обрывистых скалах. Сотрудник заказника Евгений Плечев, он же и местный  художник, подарил нам всем по китовому усу с красивой гравировкой и памятной надписью. Местным чукчам разрешена охота  на  сравнительно небольшого по размерам серого кита, который водится в акватории Берингово пролива. Вот егерям заповедника от чукчей и достался трофей - китовый ус. Затем наша экспедиция отправилась в бухту Роджерса на полярную гидрометеорологическую станцию. Там мы поблагодарили начальника станции Бориса Суслова  и радиста Виталия Новоселова за регулярную и безупречную  радиосвязь с нашей группой. На маршруте мы всегда были в курсе прогноза  погодных условий на острове.  Затем за нами прилетел вертолет. Командир экипажа  Анатолий Рашевский ровно месяц назад, пролетая над лыжниками, сбросил в ледовый лагерь план обхода большой километровой  полыньи, которая была на нашем пути и преграждала нам прямой путь на остров. Теперь он торопил нас  с вылетом на Мыс Шмидта, чтобы не опоздать к вылету рейсового самолета ИЛ-18 в Москву, ведь он по расписанию летает всего раз в неделю. Быстро набрали с собой местных  сувениров. На дворе оленьей фермы был большой выбор оленьих рогов — выбирай не хочу. Кто не поленился, тот и взял с собой. Я взял себе на дачу и рога и редкую белую шкуру оленя-альбиноса,  хотя  и знал, что олений мех  очень теплый,  но абсолютно непрактичный — ворсинки меха внутри полые, а потому непрочные и со временем быстро  ломаются и осыпаются.  Также во дворе возвышался  примерзший большой бивень мамонта. Отколоть или отпилить фрагменты бивня было нечем, а пила и напильники из нашего походного ремнабора  не помогли — слишком прочным был бивень. Сувенирами стали небольшие друзы  дымчатого  горного хрусталя, которые  мы нашли сами на  голых от снега склонах горы Советская.  Но главное, что мы увозили в Москву — это романтические воспоминания о приключениях на маршруте, замечательные встречи с полярниками-зимовщиками.

Scan1-5

После завершения похода по острову в пос. Ушаковское.  Слева направо: радист экспедиции «КП» Анатолий Мельников; начальник полярной станции острова Врангель Борис Суслов; участник экспедиции «КП» Федор Склокин;  начальник  экспедиции «КП» Дмитрий Шпаро.

                                                  Послесловие.

       На сегодняшний день туристам попасть на Врангель довольно  просто — имейте 10 тысяч долларов и для вас будет 15-ти дневный морской круиз на теплоходе «Spirit of Enderby» из столицы Чукотки города Анадыря: 5 дней хода  вокруг Чукотки до острова, 5 дней вокруг Врангеля с высадкой на берег и экскурсиями по нему с использованием  надувных моторных лодок. Следующие 5 дней  - обратный путь морем в Анадырь. Попутно делаются заходы и  остановки на острове Иттигран, на мысе Дежнева, в Уэлене, на острове  Колючин, где посещается брошенная полярная станция. Далее делаются заходы на остров Диомида и острова Ратманова, между  которыми проходит самая близкая граница между США и Россией и линия смены дат.

       Кроме круиза есть еще один вариант -  лететь рейсовым самолетом до Певека, а дальше  арендовать для группы из пяти человек вертолет до Врангеля. На острове директор Государственного заповедника «Остров Врангеля» Груздев Александр Рудольфович и его егеря организуют десятидневное пребывание на острове. Они-то и проведут  туристов по  заповедным тропам острова. Для осуществлении этой цели в разных концах заповедника уже построены  несколько  гостевых домиков   почти со всеми удобствами (кроме туалета). Но этот вариант обойдется туристам еще на треть дороже, чем морской круиз. Вот и получается, что  сейчас, если захочешь романтическое путешествие по Врангелю, то плати кругленькую сумму. Поэтому ежегодно на Врангель за летний сезон попадает лишь не больше сотни туристов. Напомню, что до «перестройки»  были рейсовые самолеты до Мыса Шмидта, а там желающие до острова добирались на местной авиалинии на АН-2. И это было все, как говорится, по доступным ценам. Поэтому летом  до «перестройки»  на остров с материка    АН-2 летали часто и регулярно, обслуживая жителей трех поселков  Врангеля, а также перевозя туда желающих местных жителей Чукотки попасть на охоту или просто попутешествовать. Одним словом, на острове летом в то время было достаточно многолюдно.

        Мне бы самому, конечно же, хотелось вернуться на остров летом, так как по рассказам полярников июль и начало августа являются  самыми привлекательными периодами времени для путешествий: зеленая тундра вся в цветах, вызревают таёжные ягоды и грибы типа наших сыроежек, кстати ядовитых грибов здесь не бывает.  И, конечно,  огромные птичьи базары. В августе увлекательна охота на уток и гусей, которых здесь немерено.  На мысе Блоссом самое  большое в Арктике лежбище моржей. По тундре  бродят большие стада  диких оленей и овцебыков. Самое главное, что летом на острове  кровососущих насекомых просто нет — благодать! Теперь несколько слов о белых медведях. Уже сегодня  весной , летом и осенью часто можно видеть как бы  праздно шатающихся по побережью острова  белых медведиц  с медвежатами. К сожалению, в наше время в связи с активным потеплением климата Арктики дрейфующие льды летом отступают к Северному полюсу на сотни километров и белым медведям становится все труднее добывать себе пропитание и, как следствие, они вынуждены ходить по берегам арктических островов в поисках добычи. Похоже, что в недалеком будущем они обречены на вымирание, если им не поможет  человек. А как им помочь?  

В заключение,  мой совет — найдите себе спонсора  и пока не поздно отправляйтесь  на остров Врангеля!     

Федор Склокин,

Почетный полярник 

 

 От редакции.

Специально для автора рассказа и наших читателей мы приводим несколько фотографий из интернета, как выглядит остров Врангеля летом.

03

04

05

06

07

08

09

10

11

12

13

15

                                                                                                                                                 

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Если вам понравилась наша статья, поделитесь, пожалуйста, ею с вашими друзьями в соц.сетях. Спасибо.
К записи "Зимнее путешествие по острову Врангеля" оставлено 2 коммент.
  1. Татьяна Бойко-Назарова:

    Большое спасибо, Федор, за увлекательный и живой рассказ!

  2. Валентин:

    В это время служил на острове срочную в.ч 03178.Служба была спокойная,еда отличная . Мяса 0.5кг в день оленины,масло,сгущенка.Офицеры были почти как друзья.Белые медведи наведывались часто,мы их не трогали .а они нас.Демобилизовался в июне 1972 года.

Оставить свой комментарий

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2021    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти