«Пингвин» в Карском море.

 Во время поисков следов полярной экспедиции Владимира Русанова летом 1973 года мне довелось сделать одну любопытную находку. Исторические поиски русановцев требовали исследовать кучи и завалы плавника на таймырском берегу Карского моря, а именно на полуострове Михайлова. Так вот, вдруг я нашел деревянную, круглую, метровую палку с вырезанными инициалами «В.Н.К.», а на ее другой стороне было «Пингвин». Я взял ее с собой и весь остальной маршрут не расставался с ней и ходил по тундре. По возвращению в Москву я прикрепил к стенке эту палку у себя на летней подмосковной даче, как напоминание о моем участии в поисках следов русановцев в 1973-78 года.

Еще тогда я предпринял попытку узнать, кому принадлежала эта палка с инициалами и надписью «Пингвин». Тогда, в 1973 году, я немного покопался в литературе и узнал, что действительно было плавание яхты «Пингвин» в 1969-1970 годах. Большего узнать мне не удалось и я в своих поисках немного остыл. Тогда еще не было интернета и проводить архивные поиски было нелегко, поэтому после первых трудных шагов я как-то надолго забыл про эту палку. Но вот, недавно мне все же захотелось до конца узнать историю путешествий яхты «Пингвин» в Карском море. Как очутилась палка с яхты «Пингвин» на берегу полуострова Михайлова почти посередине акватории Карского моря? У меня возникла идея проследить маршрут яхты как в самом Карском море, так и в реках Таймыра, впадающих в Карское море. Вот и я начал свое расследование.

Капитаном и владельцем яхты был Янцелевич Александр Савельевич.

Из интернета я узнал, что Янцелевич родом из Донецкой области и что он в морском деле известная на всю страну личность. Ведь он был три десятка лет капитаном дальнего плавания многих известных судов, среди которых были «Обь», Кооперация», «Михаил Сомов» и др. Среди моряков он имел даже особое прозвище - «железный капитан». Янцелевич был настолько влюблен в море, что даже свои очередные отпуска проводил на просторах водной стихии, много лет путешествовал по морям и океанам на своей яхте «Пингвин». Название яхты было дано в знак большой привязанности капитана к семейной паре пингвинов, которые мирно жили на палубе корабля, возвращавшегося домой из Антарктиды. Построив себе крейсерский швертбот в 1960 году в Риге, Янцелевич в память о том рейсе корабля из Антарктиды с пингвинами дал яхте имя «Пингвин». Размеры швертбота небольшие: длина 6,55 метров, ширина 2,15 метра, вес с полной загрузкой около двух тонн, без нагрузки — около тонны.

После десяти лет странствий на «Пингвине» по морям и океанам на различных широтах, преодолев за это время более 23-х тысяч километров, он решил отправиться в Арктику и совершить путешествие вдоль Северного морского пути. Поэтому в 1969 году летом яхта «Пингвин» отправилась из Архангельска морем на восток. В составе экипажа кроме капитана Янцелевича был его помощник бывший полярный летчик Александр Каш. Они добрались своим ходом до Новой Земли, где дальнейший путь через пролив Карские ворота им преградили дрейфующие льды. Но экипаж договорился с теплоходом «Искагорка», который взял яхту на борт и с помощью ледокола «Капитан Воронин» успешно преодолел полосу сплошных льдов и вышел в Карское море. Там на открытой воде яхта была спущена на воду и далее пошла своим ходом, пересекла южную часть Карского моря и вышла на остров Диксон. Потом яхта направилась на северо-восток вдоль побережья к Пясинскому заливу. Экипажу пришлось преодолевать таймырские рифы, из-за которых неоднократно садились на мели. Часто бывали густые туманы, заставлявшие останавливать всякое движение. Нередко попадались плывущие навстречу льдины. Прошли залив и от устья реки Пясина поднялись вверх по течению до Пясинского озера, а затем пошли вверх по течению по реке Норильская и 11 сентября в поселке Валек в пригороде Норильска яхта остановилась на зимовку.

На следующий 1970 год Янцелевич после изучения целого ряда исторических документов задумал продолжить свою арктическую одиссею и пройти из Норильска до Тикси южно-таймырским древнем водным путем с использованием волока. Этим маршрутом Янцелевич хотел доказать, что и в наше время небольшим судам можно пройти южно-таймырским путем из Карского моря в море Лаптевых. Исторические документы говорили, что еще более четырех веков назад реально существовал маршрут, который интенсивно использовали в старину мореходы-поморы при плавании (туда и назад) из знаменитой древней северной столицы Мангазеи в Анабар и низовья реки Лены через волок на водоразделе бассейнов рек Пясина и Хатанга.

Итак, летом 1970 года в середине июля яхта «Пингвин» отправилась в свой путь из Норильска в Тикси. Александр Янцелевич пополнил свой экипаж яхты двумя подручными: помощником капитана и радистом Владимиром Князьковым и матросом-мотористом Владимиром Сметаниным.

Сметанин — житель Норильска, кузнец, к тому же второразрядник по морскому многоборью. Князьков Владимир Николаевич - яхтенный рулевой 1-г класса, по профессии радиоинженер. А самое главное, он был радиолюбителем-коротковолновиком. Ему поручалось во время предстоящего рейса наладить надежную радиосвязь с Большой Землей через каналы радиолюбительской связи, где он, как спортсмен, был достаточно известен и имел свой позывной «UW3AB» . Князьков на борт яхты поставил свою радиолюбительскую 15-ти ватную радиостанцию, разместил на яхте необходимое антенное хозяйство.

Теперь мне стало ясно, что спустя три года после плавания яхты «Пингвин», а именно летом 1973 года на побережье Карского моря в районе полуострова Михайлова я нашел палку с инициалами радиста «Пингвина» Князькова. Его собственные инициалы «В.Н.К.» совпадали с вырезанными на палке «В.Н.К». Однако, мне было интересно проследить весь маршрут яхты в бассейне реки Пясина до волока (волок- перетаскивание плавсредства через сушу). Ведь палка с инициалами могла быть брошена в воду (случайно или неслучайно) по маршруту яхты в любой части акватории реки Пясины, включая ее притоки: реки Дудыпта и Авам. Палка с инициалами проплыла за три года несколько сотен километров, прежде чем я ее случайно нашел среди плавника на полуострове Михайлова. Теперь со слов радиста Владимира Князькова (из его корреспонденции в журнале «Радио» за 1971 год) расскажу несколько подробнее, как яхта «Пингвин» добралась до Хатанги.

«Итак, в середине июля 1970 года яхта подняла паруса и отправилась в путь вниз по реке Норильская.

Погода была теплая, солнечная, дул попутный ветер. К исходу дня вошли в озеро Пясино, прошли 90 км и встали у входа в реку Пясина для подготовки яхты к сильному течению и порогам. Вдруг ночью стали раздаваться треск и шум за бортом. Яхта оказалась среди плывущих льдин. Оказалось, что лед в озере вскрылся и уходил по течению в Пясину. Затем яхту накрыл густой туман, который развеялся только на следующий день. «Пингвин» продолжил свой путь вниз по течению Пясины. Река показала свой норов — быстрое течение, крутые повороты, пороги. Потом стал дуть сильный встречный ветер, что называется «прямо в лоб». Подошли к устью реки Дудыпта, которая является самым крупным притоком Пясины. Посетили село «Кресты Таймырские». Там оказались две стоянки охотников и всего четыре дома, в которых размещалась гидрометеостанция. Далее пошли по Дудыпте вверх по течению. Она местами очень широкая со многими песчаными отмелями и островами, поэтому часто садились на мель. Хорошо, что дно реки имело грунт илистый, мягкий, местами песчаный. Вскоре подошли к устью реки Авам, где встретили три чума, палатку, несколько решетчатых балков на санях, которые в зимнее время обтягиваются оленьими шкурами. По берегам появился редкий лесок, на прилегающих озерах и болотах масса уток и гусей. Видели множество оленей, которые стадами шли на север, спасаясь от кровососущих насекомых. Далее прибыли в маленький поселок Усть-Авам, где сделали остановку для изготовления саней для волока яхты. Запаслись бензином, длинными досками, необходимыми для волока. С яхтой отправились одна грузовая с досками и две обычных лодки с двенадцатью жителями поселка, которые будут служить основной тягловой силой при волоке.

Прошли вверх по извилистому Аваму 350 километров. С нами пошел местный охотник уже в пенсионном возрасте долганин Иван Ерёмин. Он должен был защищать нашу экспедицию от медведей, которые в лесотундре летом весьма агрессивны. Также он единственный, кто знал точное место на реке Авам, откуда начинается Авамо-Тагенарский волок.

Авамо-тагинарский волок, возникший в начале xvii в.

И действительно, Иван категорично и без колебаний указал место начала волока на возвышенном берегу реки — оно было единственным в округе свободным от диких зарослей прибрежных кустов. В довершении всего на этом месте берега обнаружили врытый в землю столб, вернее его остаток высотой в 30 сантиметров. Место волока однозначно найдено! Когда-то за врытый столб закладывали тали и ладья поморов на веревках медленно выползала по деревянным каткам на берег. Так получилось и у нас. Мы разгрузили яхту, поместили ее на импровизированные сани, постелили на берег длинные доски, на которые положили катки. В наличии у нас еще была десятиметровая авиационная лебедка, с помощью которой сани с яхтой забрались на относительно высокий пятиметровый берег. Далее всем скопом дружно тянули сани вперед вглубь болотистой тундры до Авамского озера.

В топкой жиже тундры продвигались медленно и с большим трудом, да тут еще появились буквально тучи комаров, от которых пришлось, несмотря на жаркую погоду, тщательно одеваться. После озера опять шли болотами, потом вошли в Тагенарское озеро, которое прошли на плаву. Затем заключительный волок длиною в 400 метров. Он казался нам самым длинным и трудным. И, наконец, после небольшого озерка всей бригадой протолкнули «Пингвин» по узенькой протоке сквозь заросли кустарника. И вдруг вышли на просторы широкой реки Тагенар.

Мы радовались как дети — волок позади! После трудов праведных, наконец-то подняли головы и нам открылось синее, синее небо. Светило яркое солнце. Было жарко. Река величаво катила свои волны среди густых лесных зарослей на берегах, как будто это все где-то в джунглях Амазонки, а не на Крайнем севере.

Я с нетерпением вышел по заранее составленному расписанию на радиосвязь со своими коллегами, чтобы сообщить, что мы успешно преодолели самый трудный участок пути — древний волок! Но в радиоэфире была полная тишина. До этого дня я регулярно каждый день выходил на связь и все было успешно — вел переговоры с коротковолновиками из Норильска, Диксона, Красноярска, Воркуты и др. А тут, как назло, тишина. Простились с нашими верными помощниками из Усть-Авама, которые отправились домой в обратный путь, а яхта «Пингвин», подхваченная волнами реки Тагенар, устремилась вниз по течению к Хатанге. На следующий день радиосвязь наладилась, я сообщил в эфир радостную новость о нашем успехе. От коллег узнал, что в предыдущие несколько дней у всех радиолюбителей в Заполярье было непрохождение радиоволн из-за магнитной бури, вызванное полярными сияниями». Вот так и закончился древний Авамо-Тагенарский волок со слов радиста яхты Владимира Князькова.

Я был увлечен этой успешной историей плавания яхты «Пингвин», которая внесла свой вклад во многовековую историю освоения Таймыра русскими первопроходцами. Вот так случайная находка палки с инициалами «Пингвин» и «В.Н.К.» открыла для меня интересную страницу истории освоения Арктики. Жаль, что в последующие времена мне так и не довелось лично встретиться с членами экипажа «Пингвина».

Таким образом, палка радиста яхты «Пингвин» Владимира Князькова с инициалами «Пингвин» и «В.Н.К.» три года плыла по течению вод, бесплатно путешествовала по озерам, притокам бассейна реки Пясина, затем по реке Пясина и по акватории Карского моря, прежде чем попала в руки автора.

В заключении хотелось бы рассказать, как наша полярная экспедиция газеты «Комсомольская правда» запланировала в свое время использовать бесплатную всемирную морскую почту, чтобы передать потомкам свое послание. А было это так.

31 мая 1979 года на Северном полюсе во время торжественной церемонии, посвященной окончанию лыжной полярной экспедиции «Комсомольской правды», в воображаемой точке географического Северного полюса был оставлен непотопляемый, герметически закрывающийся, шарообразный контейнер

Контейнер с символикой высокоширотной полярной экспедиции «Комсомольской правды» (Северный полюс, 1 июня 1979 г.). Стоят слева направо: Александр Шатохин, Федор Склокин.

Он имел надпись: «СССР, высокоширотная полярная экспедиция «Комсомольской правды». Внутри него было вложено ряд документов и несколько символических предметов. Туда поместили флаг СССР, серебряный костыль БАМа, мастерок, талисман Олимпиады-80 — фарфоровый медвежонок и другие символы Комсомола. Также положили копии протоколов торжественной церемонии и информационные записки на русском и английском языках. По замыслу этот контейнер вместе с дрейфующем льдом Северного Ледовитого океана будет плыть от Северного полюса на юг, в Атлантический океан. Там льды растают и контейнер отправится в свое свободное путешествие по морям и океанам. Была надежда, что в обозримом будущем контейнер будет кем-то найден. Однако, прошло уже более сорока лет, а известий о находке контейнера так и не поступало в редакцию газеты.

Эстафета полярных путешествий продолжается!

Автор Федор Склокин, Почетный полярник

Если вам понравилась наша статья, поделитесь, пожалуйста, ею с вашими друзьями в соц.сетях. Спасибо.
К записи "«Пингвин» в Карском море." есть 1 комментарий
  1. Татьяна Бойко-Назарова:

    Захватывающе!

Оставить свой комментарий

Поиск
Гид самостоятельного путешественника
Travelata.ru
Главные новости недели
Путешественникам: гороскоп на 2017 год
Фото дня
Бронируем билеты и отели
Наши лица за границей
Лучшие путешествия от наших партнеров
Для взрослых
Магазин сайта «Путешествия с удовольствием»
Hardcover Book MockUp UVA
Рубрики
Рейтинг@Mail.ru

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2020    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти