Эльбрус трёх поколений

ПРЕДИСЛОВИЕ

Старые фотографии – своего рода машина времени. Ведь они позволяют людям перенестись в прошлое на много лет. 

Лет 50 тому назад, а может и чуть больше, мы с отцом пересматривали нашу семейную фототеку и фотоархивы. Случайно наткнулись на его довоенные пленки, снятые стареньким ФЭДом в 1937-1939 годах. Среди этих пленок оказалась одна, посвященная походу моих родителей на Эльбрус в 1939 году. Я напечатал тогда с этой пожелтевшей от времени пленки несколько фотографий, и отец мне рассказал историю о том, как он познакомился с мамой на Эльбрусе, как они добрались до только что построенного на высоте 4200 метров «Приюта 11».

Эта, невысокого качества фотография, напечатанная со старенькой пленки, представляет большую ценность именно потому, что она является первой фотографией «Приюта 11», сделанной в 1939 году, когда приют еще даже не открылся, а находился в завершающей стадии строительства. Потом за 60 лет своего существования появились десятки или даже сотни тысяч фотографий приюта отличного качества, но мне особенно дорога именно эта – первая. Здесь можно провести аналогию с филателией, в которой первые марки, пусть невзрачные и плохого качества печати, ценятся гораздо выше самых красивых современных марок, растиражированных в миллионах экземпляров.

Может быть тогда, под впечатлением фотографий и рассказов отца, мне тоже захотелось побывать на Эльбрусе и увидеть своими глазами этот приют и оценить красоту этих мест. Моя мечта осуществилась через 30 лет в 1968 году. А позже я приезжал на Эльбрус еще несколько раз, уже вместе с моей женой Татьяной. Спустя еще 30 лет Эльбрус покорили наши дети – Ольга и Максим. Таким образом, Эльбрус стал для нас семейной реликвией трёх поколений! Сейчас уже четвертое поколение — наши внучки Катя и Настя спускаются с Эльбруса на горных лыжах. Не исключаю, что скоро и им захочется поддержать семейную традицию и покорить вершины. Теорию генов никто не отменял!

А пока я предлагаю несколько наших фоторепортажей с Эльбруса разных лет.

НАШ ЭЛЬБРУС

1939 г. Родители на Эльбрусе

Назарова Лира Владимировна и Дмитриевский Владимир Иванович на склонах Эльбруса в 1939 году

Лира Владимировна Назарова

Владимир Иванович Дмитриевский

Все фото из этого репортажа сделаны стареньким ФЭДом в 1939 году, напечатаны спустя 40 лет и оцифрованы через 80 лет!

 1968 г. Моё знакомство с Эльбрусом

Маршрут на Эльбрус по классическому Югу

Состав группы: Миша Назаров и Володя Нестеренко. С Володей мы учились вместе на физфаке и жили в одной комнате в общежитии МГУ. Маршрут нашего основного похода проходил из Терскола через перевалы Бечо и Клухор в Сухуми. Во время небольшой акклиматизации в Терсколе мы решили подняться на Эльбрус по Южному классическому варианту.

В первый день мы благополучно дошли до поляны Азау, и начали подъем к Старому Кругозору. Канатной дороги тогда еще не существовало, она была в проекте и только начинала строиться. Весь путь до Ледовой базы на высоте 3900 м. мы проделали пешком. По дороге мы прошли через «105 пикет». Это была промежуточная станция при строительстве «Приюта 11» на склоне Эльбруса и бывший альпинистский приют. Такое название эта станция получила потому, что она находится на 105-м участке дороги от Терскола (каждый участок по 100 метров). Поднимаясь по дороге выше, доходим до здания старой метеостанции, которая находится совсем рядом с началом ледника и Ледовой базы.

Так выглядела Ледовая база в 1968 г.

Как пишут в интернете, сейчас эта база находится в полуразрушенном заброшенном состоянии, без окон и дверей. Остатки помещения заметены снегом. А в то время – это была очень приличная гостиница, где можно было согреться, переночевать, взять напрокат альпинистское снаряжение, ботинки с кошками, альпеншток и т.д. Так мы и поступили.

На следующее утро, перекусив своими припасами, в классных ботиночках вместо китайских кедов, которые тогда были в моде, мы с Володей пошли в направлении «Приюта 11».

Сразу за Ледовой базой начинается ледник. На леднике много трещин, необходимо идти внимательно и аккуратно.

Следуя по леднику на северо-запад, маршрут выходит к «Приюту 11».

Вот и знаменитый «Приют 11» на высоте 4200 метров на фоне двуглавого Эльбруса. Фото 1968 года. Я постарался снять приют в том же ракурсе, как я помнил его по фото родителей 1939 года.

На высоте, где располагался «Приют-11», давление воздуха составляет 460 мм рт. ст. Мы впервые были на такой высоте, поэтому испытывали острые ощущения в прямом смысле этого слова. Я помню, например, чтобы переобуть ботинок, надо было дважды отдохнуть.

Из «Приюта 11» обычно начинаются маршруты восхождения на Эльбрус. В наших планах было присоединиться к какой-нибудь группе, так как мы официально не регистрировались и не знали маршрута, и вместе с ними пойти дальше. Но, увы, нас никто не захотел брать с собой, и, как потом мы поняли, правильно сделали. Таких легкомысленных и неподготовленных туристов нельзя пускать на Эльбрус.

По карте мы знали, что сравнительно недалеко на высоте 4800 м. находятся скалы Пастухова. Решили самостоятельно дойти до этих скал.

Cкалы Пастухова – это группа скал, расположенных на южном склоне Эльбруса. Каменная гряда получила название в честь российского альпиниста и военного топографа Андрея Пастухова, занимавшегося изучением Кавказских гор.

Андрей Пастухов

Альпинист, топограф, геодезист, гляциолог, биолог и этнограф – это все Андрей Васильевич Пастухов. Именно он составил карты Кавказа и одним из первых поднялся на Эльбрус. Он поднялся в 1890 году на Западную и в 1896 году на Восточную вершины. Во время второго подъема в 1896 году группа, которая его сопровождала, заночевала на скальной гряде, после чего за этой грядой закрепилось название «Скалы Пастухова».

Все маршруты из Баксанской долины на вершину проходят мимо этого места.

С набором высоты стало холодать

На скалах Пастухова установлен обелиск.

Дальше мы решили не рисковать и спускаться вниз, и это было правильным решением!

Спуск с Эльбруса

Фото вершин Эльбруса на память. Все фото сделаны в 1968 году тем же стареньким родительским ФЭДом, которым они снимали в 1939 г.

1995 г. Поход по Северному Кавказу от Турклуба МГУ.

Поход 3–ей категории сложности по Северному Кавказу от турклуба МГУ включал восхождение на Эльбрус по классическому южному маршруту. В числе участников группы были Ольга и Максим Назаровы.

Оля Назарова

Максим Назаров

Из дневника Ольги:

«Опускаем подробности маршрута всего похода, и остановимся на той части описания, которая относится к покорению Эльбруса.

Предварительно несколько тренировочных кадров перед подъёмом на Эльбрус.

Оля и Максим. Начало похода, тренировка снежно-ледовой техники

Спуск с одного из перевалов

Спустились с перевала Юсенги до Баксана, там поймали автобус, доехали до Терскола, оттуда пошли в Азау и на канатке поехали на Эльбрус! Доехали до Кара-Баши (3.800 м.), дальше пешком до «Приюта 11» еще порядка часа шли (4.200 м.). На «Приюте» ночевать слишком дорого, с русских берут 20 000 рублей в день, а с буржуев 60 000 руб. и еще дополнительно и отдельно за свет и газ. Почти последние деньги мы потратили на канатку (по 25 000), так что решили, что поставим палатки рядом с «Приютом 11» на скалах и пусть, кто хочет смеётся. Но мы такие были не одни. Рядом с Приютом уже стояли 2 отделения наших и еще две не наших палатки. Конечно, там сильный ветер и вообще холодно, но жить можно, если надеть всё, что есть. С погодой нам можно сказать повезло – 2 дня было ясно, к вечеру третьего дня пошел снег. В первый день мы для акклиматизации сходили на скалы Пастухова (4.800 м.).

Скалы Пастухова и вершины Эльбруса, где-то здесь была ночевка

Эльбрус, скалы Пастухова.

По порядку слева направо стоят: Макс, Яша Фоминов, Оля Егорова, Оля Назарова, Аллочка (не помню фамилию), Анечка Лагуткина, Саша (опять не помню, но с физфака). Впереди сидят Макс Часовиков и Антон Иванов. Отсутствует Лёшка Егоров (сидел внизу с разбитой челюстью) и Катя Зеленцова, врач. Петрович, инструктор, похоже, фотографировал, поэтому его нет в кадре.

Вид на Эльбрус

Вид на «Приют 11» со скал Пастухова или откуда-то рядом.

На скалах мы встретили спускающихся сверху «наших», ходивших пятёрку. Они запугали Петровича (наш руководитель) мол на верху жутко холодно и ветер-ураган, и он категорически запретил девушкам лезть выше скал. Но трое ребят – Макс, Антон и Яша, все-таки уговорили его и пошли до седловины. На следующий день они планировали идти до вершины. К вечеру пришёл Лёшка, живой и почти здоровый. Не знаю, поговорил ли он с Петровичем или нет, но на другой день было получено разрешение двум девушкам идти наверх. Погода ночью испортилась, был очень сильный ветер, и на Эльбрусе сидела туча. Часов в 6, правда, более или менее, распогодилось. Тогда решили идти, хоть и поздно. Обычно выходят ночью, часа в 2-3, чтобы снег не растаял. Всё это дело занимает около 12 часов. Ну, пошли мы – впереди Петрович, за ним трое вчерашних маньяков — Макс, Антон и Яша, за ними пристроились еще две девушки, одна из них Я. После вчерашней «акклимашки» до скал мы дошли легко и быстро, но это была лишь 1/3 подъема до седла. Выше стало идти тяжелее и холоднее. Пройдя еще порядка 200-х метров (по высоте), я решила, что нафиг мне это надо, и пошла вниз. Не хотелось обмораживать ноги в своих одинарных ботинках без бахил. Вторая девушка дошла до седловины и тоже вернулась из-за «горняшки». Ребята дошли до Западной вершины, Петрович тоже. По пути он очень напугал каких-то немцев своими бахилами – поверх ботинок были надеты шерстяные носки и полиэтиленовые пакеты. Плюс соответствующий вид –штормовочный костюм с рюкзаком – почти колобок. Такого обмундирования немцы еще не встречали, и чуть не попадали вниз от увиденного.

Наверху был Макс, пусть дальше он и рассказывает.»

Из дневника Максима, как он описывает этот день:

«Просыпаемся рано утром. На улице сильный ветер, тучи, холодно. В лагере слабая возня, но идти в такую погоду никто не собирается. Спим дальше. Потом приходит Яша и говорит, что Лёша разрешил нам троим идти наверх. Петрович уже выходит. Мне сначала неохота соваться в такой ветер без приличного снаряжения, но не оставаться же мне в лагере. Так как мы идем, берём необходимую снарягу у тех, кто остаётся. Лёша и Саша дают свои сухие пайки. Я, Антон и Яша собираемся в нашей палатке, перекусываем, пьём чай, обсуждаем детали. Когда уже собрались, оказывается, что с нами идут Алла, Оля и Маша. Мажемся, утепляемся, одеваем кошки и выходим.

Типичный вид горного туриста

Сильный ветер слева, мёрзнет незакрытая часть лица, Обе руки приходится отогревать в карманах, волоча лыжные палки за собой.

На мне двойные штаны, свитер, ветровка, синтепоновка, шерстяная шапочка, капюшон, очки, шерстяные перчатки, плюс обрезанные рукавицы, рюкзак с едой, фото, питьё, запасные теплые вещи, ледорубы. В руках палки, периодически, когда отогревается одна рука, использую одну палку. На остальных примерно тоже. Ветер сильный и холодный. Антон и Яша идут достаточно быстро, Алла тоже держится с нами, Ольга отстаёт, Маша безнадёжно сзади. Из-за непогоды и девушек идем медленнее, чем вчера, нам надо сэкономить силы для верха. Из-за сносившегося ранта слетает кошка. Укорачиваю её. Дождавшись Ольгу, идём дальше. Пока держусь сзади. Яша посильнее – пусть ведёт. Где-то на 5 000 м. Ольга, сильно отстав, поворачивает обратно. Алла жалуется на «горняшку» и тоже подумывает вернуться. Но пока медленно и тяжело идём вверх 40-10. Перед седлом набор высоты становится круче, уже ощущается усталость и нехватка кислорода. Яша и Антон идут уже слабее. Алла еле-еле за нами успевает. Пытаемся выйти на вчерашнюю тропу, но берём слишком вправо. Уже вроде бы поднялись на уровень седла, но тропы не находим. Алла говорит, что не хочет нас тормозить и уходит вниз. Пролетает вертолёт куда-то к седлу. Вскоре сверху скатываются 5 горнолыжников, едут вниз не очень красиво. Около Западной вершины появляются облака. Ветер не такой холодный как утром, и мы немного разогрелись от ходьбы. Ищем тропу, разбредаемся. Иду траверсом в сторону седла. Склон крутой. Местами открытый лёд, местами глубокий снег, где палки без колец не держат. Вообще, если здесь упасть, палками не зарубишься, но за поход я достаточно привык к кошкам, чтобы не падать. Наконец, вижу знакомые камни, под которыми проходит тропа.

Дожидаемся там Антона и Яшу. Отдыхаем, а потом еще раз отдыхаем у хижины. Погода портится, На Западной вершине уже поползли тучи. Мы с Яшей хотим идти на Западную вершину, Антон на Восточную, решаем идти на Западную. Торопимся, так как погода будет явно хуже. Чуть поднялись от седла, всех скрутила «горняшка». Сначала Антона, чуть выше меня и Яшу. Сильно болит голова. Осталось одно желание- побыстрее сходить на вершину и сбросить высоту, чтобы «горняшка» не мучала. Идем зигзагом вверх по крутому склону, отдыхаем через 10-20 шагов. Мне вообще паршиво, еле поспеваю за Яшей. Доедаем остатки шоколада и конфет, но это не сильно помогает. У меня улетает вниз рукавица, приходится спускаться за ней метров на 20 вниз, очень обидно. Встретили Петровича, идущего обратно, говорит, что наверху ничего особенного. Долгий и крутой набор высоты. Потом Яша и Антон стали идти еще медленнее меня. Я немного восстановился. Единственное, что хочется, побыстрей всё закончить. Выхожу на верхнее плато. По нему сильным ветром тащит снеговую тучу. Видимость падает до 30 метров. Ориентируемся по протоптанным следам. Дождавшись Яшу и Антона, идём по плато к вершине, движемся на автопилоте. Перед самой вершиной жду Яшу и Антона. Отдыхаем. С вершины спускаются двое. Теперь мы последние, кто зашел туда сегодня, и скоро мы останемся совсем одни — выше всех в Европе! На саму вершину решаем подняться одновременно. Это путь вверх на краю плато метров 10 высотой. Наверху находим остаток постамента. Сильный ветер, снег, вокруг ничего не видно дальше 10 метров.

На Западной вершине 1995 г.

Быстро делаем несколько фотографий и начинаем спускаться. Я иду впереди и пытаюсь не потерять тропу, которую уже заносит снегом. Понимаем, что попали в непогоду, и спуск будет тяжелым. По плато идем по памяти, ориентируясь по местному рельефу. Спускаемся к седлу тоже по памяти. Мы здесь проходили всего час назад. Иногда тропа видна в виде углубления в снегу, иногда встречаются дырки в склоне от ледорубов и лыжных палок, их заносит гораздо медленнее. К седлу спускаемся быстро, я только один раз потерял тропу, но вскоре опять нашел. Когда подошли к хижине, уже навалило 2-3 см. снега. Чтобы успеть не потерять остаток тропы, идем по возможности без остановок. Сильный ветер и крупа. В очках видно метров на 5, без них еще хуже. Идём скучившись по тропе вдоль Восточной вершины. Она частично теряется. Иду в нужном, как мне кажется, направлении. Вскоре следы пропадают, либо их засыпало, либо мы где-то не там. Ничего не видно, глаза устали, ориентируюсь по направлению градиента. Главное, не проскочить мимо приюта. Идем в кошках с палками 30-5. Погода не улучшается, устали, «горняшка» вроде бы отпустила, в контрольный срок должны уложиться. Ситуация под контролем, хотя начинает действовать на нервы. Очки всё время обмерзают инеем, глаза совсем устали, плохо различаю масштаб и расстояние. Маленький камень в двух шагах показался скалами вдалеке. Со всех сторон серое пространство. У Яши болят колени, он с Антоном не может быстро идти. Опять натыкаемся на следы, вмерзшие в лёд, снег с них сдувает. Идем по ним, их становится больше. Значит, всё в порядке – мы на большой тропе, до Приюта доползём в любую погоду. Иногда видны вешки. Один раз на несколько секунд прояснилось, и мы увидели скалы Пастухова. Кажется, что недалеко. Через час опять их заметили, примерно на таком же расстоянии. Мозги барахлят. Но сейчас мы понимаем, что опасность миновала. Спокойно на автопилоте топаем вниз. В конце концов доходим до скал, где отдыхаем и подкрепляемся Сашкиным перекусом. Изредка в туче появляются дыры, и видны скалы, где «Приют 11». На полпути видим двух людей, машем им палками, они нас тоже заметили, но через 2-3 секунды опять видимость 10 метров. Думаем, что это нас ищут, торопимся вниз. Здесь уже снег влажный, не так холодно и ветер послабее. Расслабились, из-за плохой видимости перепутали скалы и сделали два больших крюка. Людей больше не видели, вышли на тропу и свернули, где надо, к своему лагерю. Последние шаги – самые приятные. Идёшь двухметровыми шагами, ни усталости, ни прочей боли не ощущаешь. Думаешь, что всё здорово – впереди приятный отдых в кругу друзей. Встречаем Лёшу, оказывается те люди были не наши, здесь непогода не сильная, и за нас никто не беспокоился. То ли им пофигу, то ли нам доверяют. Все, конечно, рады, но я ожидал чего-то большего. Какие-то они вялые и замерзшие, лагерь в жалком виде. Тут не расслабишься. Прямо в кошках и прочей снаряге идем к кухне, едим сало, какою-то кашу, лица сильно обветрились или сгорели, сильно горят, пантенол не помогает. Алла и Петрович благополучно спустились много раньше по хорошей погоде. Палатка наша завалена и засыпана снегом, так как палки мы брали с собой. Ветер тоже не слабый. Так закончился этот день. На следующий день мы спустились в Азау. На этом наш поход на Эльбрус в 1975 году был завершен».

Наша палатка

Баксанское ущелье сверху, с канатки на Эльбрус

Панорама Кавказского хребта с Эльбрусом на дальнем плане, 1995 г.

1998 г. Еще раз на Западную вершину

С группой новичков Максим поднимается на Западную вершину по южному маршруту еще раз.

2001 г. Новый год на Восточной вершине Эльбруса

Оригинальное желание появилось у Максима встретить новое тысячелетие в новым 2001 году на вершине Эльбруса.

Классический маршрут восхождения в разное время года может очень меняться. Например, техническая сложность маршрута определяется тем, есть ли на нем участки «голого» льда. Летом (обычно со второй половины мая) часто выпадает снег, который укрывает лед, и хорошо на нем держится (днем он увлажняется, и его не сдувает, а к ночи снег подмерзает), а идти по снегу гораздо проще, чем по льду. Зимой снег сдувает долгими ураганными ветрами со склонов, поэтому весной или зимой в горах появляется пояс «бутылочного» льда, что затрудняет организацию страховки.

Говоря простым языком — представьте себе передвижение (пусть даже в кошках) летом по рыхлому, мягкому и крошащемуся льду, или по гладкому, твердому как алмаз (или как бутылочное стекло) льду. В последнем варианте кошки будут скользить — их просто невозможно будет вонзить в лед. И ноги нужно будет переставлять особым образом, под углом, то есть каждый шаг будет даваться дополнительным напряжением. Добавьте сюда ледяной холод и постоянный сильный ветер, который и летом может попытаться сбить альпиниста с ног, а зимой будет катить вас по гладкому льду прямо на кошках, как на коньках. Поэтому зимой (осенью и ранней весной) из-за того, что придется очень терять много времени на дополнительную страховку — скорость восхождения упадет в несколько раз. И просто не хватит времени, чтобы зайти наверх и спуститься.

Конечно, если учесть все эти сложности, и зимой можно ходить на Эльбрус, но при этом надо взвешивать свои силы и обладать высокой спортивной квалификацией. Рассчитывать при зимнем восхождении приходится только на себя и на своих товарищей в связке, потому что никакой вертолет МЧС прилететь не сможет (не позволят высота и погода), а спасателям может потребоваться очень и очень много времени, чтобы добраться до вас пешком, а потом спустить вниз.

В результате желание было осуществлено, и Новый 2001 год Максим встретил на Восточной вершине Эльбруса. -20. Шампанское в термосе заледенело.

01-4

Часть группы турклуба МГУ на Восточной вершине Эльбруса. Утро 01.01.2001. (Максим в зеленой куртке и в синей маске)

2020 г. Трудный путь к Восточной вершине

Из отчёта о горном походе 4 к.с. с элементами 5 к.с. по центральному Кавказу в районах Суган, Безенги, Эльбрус, совершённом в июле-августе 2020 г. (г. Москва) Руководитель: Назаров М.М.

Часть отчёта о восхождении на Эльбрус: пос. Эльбрус, пер. Ирикчат (1Б,3660), Северный Приют, Скалы Ленца, Восточная вершина Эльбруса (2А, 5642), источники Джилысу.

Подъём к Скалам Ленца

Классический вариант подъема на Восточную вершину Эльбруса с севера — прямо вверх через скалы Ленца. Скалы Ленца на северном склоне восточной вершины Эльбруса — это скалы, состоящие из лавы и выступающие из ледника. Расположены на высоте 4600 — 5200 метров. Скалы Ленца представляют собой несколько скальных гряд, тянущихся параллельно примерно до высоты 5200. Высота отдельных скал до 10 метров.

О скалах Ленца

Эмиль Христианович Ленц (1804 —1865)

На склоне Эльбруса на высоте 4 800 м расположено место, которое знакомо каждому, кто поднимался на высочайшую вершину Европы с северной стороны.

Это скалы Ленца. Обычно гиды поднимают группу к каменной гряде в качестве акклиматизации. Затем группа спускается в штурмовой лагерь и отдыхает перед очередным акклиматизационным выходом (или восхождением). Но в 1829 году всё было иначе.

Тогда произошло первое в мире восхождение на вершину Эльбруса.
Генерал Эммануэль понимал важность исследования новой территории. Как военного его более всего интересовала возможность продвижения в горы линии крепостей. По этой причине он решил совершить экспедицию, участники которой должны были бы взойти на вершину Эльбруса. Командование согласилось на эту идею. Генерал же решил пригласить в это путешествие представителей научного сообщества. Посему он обращается к Императорской академии наук и приглашает ее «воспользоваться для обогащения науки случаем, в первый раз представляющимся» дабы «доставить пользу отечественному просвещению». Эх, красочно умели выражаться в те достославные времена!

Начало экспедиции генерал Эммануэль назначил на 1 июля. 19 июня 1829 года из Петербурга на Кавказ выехала большая группа ученых. Ее возглавлял академик Адольф Яковлевич Купфер (1799 — 1865). В составе группы были самые разнообразные специалисты: физик и будущий академик Эмиль Христианович Ленц (1804 —1865), который впоследствии прославился исследованиями в области электричества и открывший закон индукции и закон “Джоуля-Ленца” (Для справки: Мощность тепла, выделяемого в единице объёма среды при протекании постоянного электрического тока, равна произведению плотности электрического тока на величину напряженности электрического поля). В группе также были зоолог, академик Эдуард Менетрие (1802 — 1862), ботаник Карл Андреевич Мейер (1795 — 1858). Это были совсем не кабинетные ученые. Незадолго до этого Христиан Ленц побывал в кругосветном путешествии, а Мейр — в экспедиции на Алтае.

У группы, которую возглавлял генерал Эммануэль практически не было нормальной акклиматизации. Экспедиция шла всё время вверх, без сброса высоты и восстановления сил.

Ленц поднялся на 4 800 м, до этих самых скал. Там он сел отдохнуть, подумал и сказал: “Я устал, я ухожу”. Знаменитый физик не поднялся на высочайшую вершину Европы. Но зато в его честь назвали скальную гряду на склоне Эльбруса, а также кратер на обратной стороне Луны!

На нижних скалах Ленца закреплены мемориальные таблички погибшим альпинистам. Здесь же можно передохнуть и перекусить.

От нижних скал Ленца (Л1, 4500) следует подниматься справа от скальной гряды до Средних Скал (Л2, 4800). Там широкая площадка, называемая вертолетной — в июле 2010 года там потерпел аварию вертолет Ми-8. В октябре 2011 потерпевший аварию вертолет по частям был снят вниз (а напрасно — мог бы получиться неплохой приют). Сейчас там осталась только вмерзшая в лед лопасть.

Ночёвка над Северным Приютом и тропа на Восточный Эльбрус с севера.

Для тренировки к большим горам поднялись ночевать на средние скалы Ленца (4800), что было и поучительно, и позитивно, наконец-то сухой, белый, мягкий, зимний снег, облака с дождями ниже в долине, тут только солнце и сильный ветер.

Долго работали с ветрозащитой палатки, она выдержала там сутки, дальше рисковать не стали, прогнозировалось усиление ветра. Перед сном сделали акклиматизационную пилу на 180 м вверх-вниз, проблем с «горняшкой» особых не было, больше мешала накопившаяся усталость за предыдущие 18 дней.

Поднялись к «поворотному камню», развязались и двинулись дальше со всеми вещами. Тропа и вешки видны, навстречу бредут зомби, спускающиеся с вершины. Проходим нижние скалы Ленца, тут есть сомнительное укрытие от ветра и место под одну
палатку под скалой у тропы. Высота 4820м, пришли на верхние скалы Ленца.

Скалы Ленца

Долго достраиваем площадку и защитную стенку под большую нашу палатку пятёрку. Это неудобно наверх ходить с большой палаткой, все площадки под тройки размером. Да и с ветром тут не просто. В этот же вечер делали акклиматизационный выход ещё метров на 100-150 вверх, чтобы завтра было не так плохо. Общаемся с проходящими мимо гидами.

Завтра попробуем взойти. Не используем два заложенных дня запаса на Эльбрусскую непогоду поскольку локальные прогнозы имеют оптимум именно на наш день восхождения, дальше усиление ветра, а потом уже на день отъезда окно погоды открывалось.

Восхождение на Восточную вершину Эльбруса

Решили идти сначала на Восточную вершину, с аварийным набором снаряжения и верёвками на случай если сможем подняться и на Западную, тогда спуск после западной вершины через седло и зону трещин на траверсе к скалам Ленца. Подъём часа в 3 утра. Быстро завтракаем и одеваемся потеплее, ибо ветер дует достаточно сильный. Выход от скал Ленца в 4:35. По дороге встречаем восход Солнца, оно как раз освещает нашу траекторию подъёма, очень красиво.

Утро омрачается тем, что по дороге мы заметно мёрзнем на сильном встречном ветру, ветер практически постоянно бросает в лицо горсти перемороженного снега. От этого хорошо помогает или вовремя отворачиваться и идти боком к ветру, или использование очков + балаклавы на все открытые части лица. В однослойных ботинках с тонкими бахилами из кордуры может быть прохладно. В двухслойных ботинках, по словам их владельцев, достаточно комфортно. В однослойных ботинках с бахилами и подбахильниками из флиса — тоже уже неплохо, но могло быть и лучше. Замедление скорости за-за высоты существенно начало сказываться начиная с 4900, четверо чувствовали себя традиционно не бодро, с учётом высоты — это нормально, на 5300 уже каждые 100 шагов останавливались подышать. Мест укрыться от ветра по пути немного, несколько камений на уровне выше седловины, да и те не защищают толком. Технической сложности нету, но ледоруб (под руками или в одной руке) желательно иметь на случай, если оступился и улетел вниз, кошки – само-собой
обязательно, палки в руках – комфортно в большинстве мест. Привалы: 6:06-6:21 (15 мин), 7:30-7:53 (23 мин), 8:30-8:47 у скал (17 мин), На выполаживание перед вершиной вышли около 9:00, На Восточной вершине в 9:15 Итого: Вверх 4ч40 мин ГХВ (грязное» ходовое время — с учётом всех привалов и остановок) — 55 мин привалов = 3ч45мин ЧХВ (чистое ходовое время) от Скал Ленца. Ветрено, солнечно. Долго не задерживаемся, делаем несколько фотографий и начинаем спускаться вниз.

Группа на Восточной вершине Эльбруса

Вид на юго-запад с вершины

Мы были вторыми в этот день на вершине, через 2-3 часа потянулись восходители, шедшие с Северного приюта. При этом на склоне западной вершины уже была толпа и очередь человек на 50
(как узнали позже – массовый выход МЧС). Посмотрев на эту толкотню, свою ветровую усталость, фактическую погоду, решили не идти «крест», т.е. на Западную вершину, хотя время и снаряжение (верёвки, обвязки для обратного траверса, обед) для этого затащили с собой. Это (отказ от Западной вершины) было второе неоднозначное решение руководителя за поход. Там ещё траверс с седла на
скалы Ленца непротропленный и крутоватый был бы к вечеру. С пониманием, что «можем в принципе сходить и на Западную, но не в радость будет», пошли вниз с Восточной простым путём.
Спуск начали в 9:25, у начала более крутой части спуска делаем привал на 10 минут, собираемся вместе и начинаем спуск в 9:40. Ровно через 1час возвращаемся к скалам Ленца. В свой лагерь на 4800 к «обеду» сползли и пару часов лежали в палатке для восстановления бодрости. После обеда, отдыха и вот этого всего решаем, что нет смысла ночевать на Скалах Ленца второй раз, тем более, что
прогнозируется ухудшение погоды, поэтому в 14:50 выходим. Собрались и ещё 1 вертикальный км сбросили до Северного Приюта.
Ходка 1 — 20 мин ЧХВ, Ходка 2 — 30 мин ЧХВ, Ходка 3 — 15 мин ЧХВ.

Таким образом, спуск от Скал Ленца до Северного приюта занял 1ч 5мин ЧХВ, в 16:30 мы уже выбирали удобные места для лагеря.
На Северном приюте много мест для стоянок, хорошо обложенных камнями от ветра (впрочем, мы ещё немного достроили свою стенку, и как оказалось, не зря).

Выводы по восхождению на Эльбрус

По сравнению с южным вариантом людей, мусора и цивилизации тут меньше. Подходы от Джилысуу до приюта вообще сами по себе очень красивы. Существенная разница – высота последней
ночёвки перед восхождением. Подавляющее большинство ходит от приюта с высоты 3750, это требует очень раннего (в 01 -03 ночи выход), холодного выхода и позднего возвращения. Можно и так, но удовольствия и мировосприятия никакого. При таком раскладе к 10 утра восходители добираются до скал Ленца, уже сильно уставшие, дальше погода/видимость обычно портятся, хотя воздух теплее. В нашем варианте ночёвки на скалах Ленца (4800) есть плюсы экономии сил (нет лишнего километра набора!), большего запаса времени (в 6 утра, при оптимальном освещении, температуре, погоде мы начинаем сложный участок), лучшей акклиматизации (за ночь организм привыкает к новой высоте). Минусы в сложностях укрепления палатки и стен для ночёвки, возможной усталости от лишних 12 часов на новой высоте, в необходимости нижний километр ходить с тяжёлыми рюкзаками. Но мы
считаем, что наш вариант интересней и лучше для тех, кто так может.

НА ГОРНЫХ ЛЫЖАХ С ЭЛЬБРУСА

Горнолыжные трассы

На Эльбрусе с Таней

Горнолыжные трассы в Приэльбрусье мы с Таней начали осваивать фактически с открытия канатных дорог от Поляны Азау в 1969 году.

На Эльбрусе вместе с Таней, 1972 г.

Таня в Азау

Вид с Чегета

Вид на Эльбрус с горы Чегет, 1976 г.

Такой муравейник у Поляны Азау в 2020 году

Горнолыжные трассы с вершин

По целине

Наши внучки на Эльбрусе!

Максим, Катя, Саша, Настя. 2019 г.

Станция Гара-Баши, вид на Эльбрус

Настя Назарова, 2019 г.

Спускается Катя Назарова

На верхней станции канатки

Настя на спуске с Эльбруса

Продолжение следует

Авторы Михаил Назаров, Татьяна Назарова, Ольга Назарова и Максим Назаров

Навигация

Предыдущая статья: ←

Если вам понравилась наша статья, поделитесь, пожалуйста, ею с вашими друзьями в соц.сетях. Спасибо.
К записи "Эльбрус трёх поколений" оставлено 5 коммент.
  1. татьяна:

    Миша, я в восхищении от всего увиденного и прочитанного в этой эльбрусской хронике от предвоенных фото до наших дней!
    Удивительная ваша династия!
    А почему Эльбрус трёх, а не четырёх поколений?)

    • Таня, ты права! Дело в том, что последнюю главу я добавил уже позже, когда книга была готова. Надо будет изменить название в следующем втором издании, улучшенном и дополненном!

  2. Любовь:

    Какие потрясаюшие восхождения Максима! Книга очень занимательная. Четыре поколения Назаровых! Здорово! Спасибо,Миша за проделанную работу. Вы с Таней отличные родители. Максим и Оля достойные продолжатели династии.

  3. София:

    Ух, как интересно! Особенно понравились фотографии первой генерации, удивлена, что женщины при восхождении в платьях! Мило было увидеть ровесников еще раз молодыми. Прекрасная семейная традиция!

  4. Виталий Андр.:

    Совершенно справедливое.замечание — Эльбрус ЧЕТЫРЕХ поколений.Потрясающе. А эта малая проказа. Уже на склонах горного Кавказа — Фантастика.

Оставить свой комментарий

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2022    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти