Это не моё лицо. История голландского бомжа

В Голландии почти никогда не увидишь нищих. Зато нередко встречаешь бездомных. Они не просят милостыню, но могут вежливо обратиться к прохожим с просьбой дать им несколько евро на ночлег. В людных местах, обычно у входа в супермаркеты, они продают газеты – печатные органы для бомжей. Часто эти торговцы совсем не похожи на бродяг и выглядят вполне прилично, иногда даже респектабельно.

daklozen_1

По приблизительным подсчетам около 30 тыс. людей в Нидерландах не имеют крыши над головой. По другим данным их в два раза больше. Точное число установить трудно, поскольку среди бродяг много нелегалов. Другая категория скитальцев – это юноши и девушки из неблагополучных семей. Они рано покинули родительский дом, но не смогли наладить свою жизнь и оказались на улице. Среди бомжей есть также бывшие заключённые и люди с психическими проблемами. А ещё - одинокие старики, имеющие жилплощадь, но предпочитающие жить на улице из-за страхов и фобий, одолевающих их в четырёх стенах. В последние годы всё больше выделяется группа так называемых экономических бездомных, лишившихся жилья из-за больших долгов по квартплате или ипотеке.

Впрочем, деление бомжей на категории условно. Причины бродяжничества – это целый комплекс неудач и ошибок, случайных жизненных поворотов, ударов судьбы в совокупности с особенностями характера и психики.

В Нидерландах действует отлаженная и развёрнутая система помощи бездомным. Бомжи имеют право на социальное пособие. Есть целый ряд учреждений, предлагающих еду, ночлег, медицинскую и психологическую помощь. Есть и центры для длительного пребывания, куда приходят люди, твердо решившие покончить с уличным существованием. Казалось бы, бродяги должны обивать пороги приютов. Но это не так. Многих останавливает стыд, пугает обилие правил и ограничений. Другие не хотят, чтобы ими командовали, учили, как жить. Так они всё откладывают решение своего “квартирного вопроса”, ночуя на вокзалах, в заброшенных зданиях и просто на улице.

Вильям (44 года) бродяжничает уже десять лет. Я часто вижу его и спрашиваю, как дела. Первое время он всегда отвечал стандартно «Хорошо!» Но постепенно стал всё больше рассказывать о себе. Так я узнала его историю. Последние два года он зарабатывает на жизнь, продавая газету для бездомных “Z!”. А раньше промышлял воровством. Воровал одежду и обменивал её в кафе и забегаловках на горячую еду. Вильям: «Кушать-то надо. Но зарабатывать честным путём мне нравится гораздо больше».

daklozen_2

Амстердамская газета “Z!” выходит с 1995 года. Сначала её субсидировал муниципалитет, но постепенно издание перешло на самоокупаемость. Материалы посвящены прежде всего жизни бомжей, но есть статьи и на другие темы. Редакция состоит из профессиональных журналистов. В распоряжении бездомных лишь одна страничка, где они публикуют свои стихи и короткие эссе; их основная задача – не авторство в газете, а её распространение. “Z!” стоит два с половиной евро, распространители закупают партию по евро за экземпляр и могут сами распоряжаться прибылью.

Вильям всегда торгует на одном месте – рядом с больницей у Восточного парка. Ежедневно мимо него проходят сотни людей, но лишь единицы покупают газету. Некоторые просто дают деньги или останавливаются, чтобы поговорить. Но и таких немного. Вильям: «Почти все прохожие смотрят на меня с презрением, или - что ещё хуже – совсем не смотрят, а опускают глаза или глядят в сторону. Они не думают, что с ними может случиться то же, что со мной».

С Восточным парком у Вильяма связаны тяжелые воспоминания: Именно здесь, десять лет назад, началась его бродяжническая жизнь. Вильям: “Я тогда работал в военных частях и девять месяцев не был дома. И вдруг меня срочно вызывают. Оказалось, что моя жена скончалась здесь, в этой больнице. Только я попрощался с ней, как врач позвал меня к себе в кабинет и сообщил, что у меня родилась дочь. А я и не знал, что жена была беременна! Я отнёс малютку тёще и тестю, отдал им также все свои сбережения. И стал думать, что же делать дальше. Я не мог вернуться в дом, где прежде жил с женой: ведь там всё о ней напоминало. И работать больше не стал – так и оказался на улице. Свою дочь я иногда вижу, но она меня – нет. Она не знает, что я её отец и, наверно, так лучше. Ей надо учиться, получить профессию. У неё есть будущее, а у меня - нет».

«Я уже давно мечтаю выспаться по-настоящему, - признаётся Вильям, - но всегда сплю с одним открытым глазом, чтобы оставаться начеку: нам, бродягам, иначе нельзя, ведь полиция нас особо не жалует. Раньше они были покладистее, но в последнее время всё чаще применяют силу. К спящим людям! Один раз меня здорово избили полицейские. Я сидел на вокзале, ждал ночного поезда, как полагается - с билетом в руках. А они набросились на меня и поколотили так, что моё лицо превратилось в месиво. После этого я три раза по восемь часов лежал на операционном столе, и поэтому сейчас выгляжу совсем иначе, чем раньше. Никто не верит, что я наполовину суринамец. Кожа у меня, правда, всегда была белая, но губы были толстые, и нос – другим. Вильям кладет руку на лоб: здесь металлическая пластина, челюсти сделаны из пластмассы, а нос – из свиного хряща. Это не моё лицо».

Вильям почти всегда спит на открытом воздухе и лишь изредка в социальных приютах. У него есть палатка. Настоящая “гималайская”: в ней тепло даже, когда на улице сильный мороз. До недавнего времени у него был ещё и спальный мешок, но его украли. Вильям: «Сейчас коплю деньги на новый. А вором был скорей всего такой же бродяга, как я».

Я спрашиваю Вильяма, долго ли он ещё собирается скитаться. Ведь это нелегко, да и опасно. «Я человек привычный и закалённый, - отвечает Вильям. Бывший военнослужащий. В прошлом воевал в разных точках и всякого навидался. По сравнению с тем мои сегодняшние трудности – чепуха. Свободная жизнь имеет свои преимущества. Наскучит Амстердам, отправлюсь в другой город. Легко менять место жительства, если его не имеешь! А простая работа найдётся везде. Я часто встречаюсь с интересными людьми, у меня много друзей. И здоровье в порядке, потому что я всегда на воздухе и в движении. Вряд ли я бы всё это имел, если бы жил как большинство. А когда мне надоест быть бомжом, или обстоятельства больше не позволят, обращусь к властям. Думаю, они меня не оставят. Всё как-нибудь устроится».

Навигация

Предыдущая статья: ←

Если вам понравилась наша статья, поделитесь, пожалуйста, ею с вашими друзьями в соц.сетях. Спасибо.
К записи "Это не моё лицо. История голландского бомжа" есть 1 комментарий
  1. Татьяна Бойко-Назарова:

    Спасибо, Юля, за рассказ, наполненный любовь к людям. Он не забывается. Глубина напомнила «Люди бездны» Дж. Лондона. Еще раз благодарю.

Оставить свой комментарий

Поиск
Гид самостоятельного путешественника
Travelata.ru
Главные новости недели
Путешественникам: гороскоп на 2017 год
Фото дня
Бронируем билеты и отели
Наши лица за границей
Лучшие путешествия от наших партнеров
Для взрослых
Магазин сайта «Путешествия с удовольствием»
Hardcover Book MockUp UVA
Рубрики
Рейтинг@Mail.ru

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2018    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти