Размышления о путешествии в “страну Мими”

Алексей Иванович, научный сотрудник одного из молдавских научно-исследовательских институтов одновременно преподавал в Университете города Т и практически раз в неделю по трассе Кишинев-Бендеры проезжал местечко Новые Анены. Проезжал он и село Цынцарены, находившееся на этой же трассе. Для Алексея Ивановича интерес к этому селу заключался в том, что в свое время (еще в Бессарабии) это было немецкое село. Немецкие колонисты переселились сюда в середине ХIX века, когда междуречье Прута и Днестра, было Бессарабской губернией России. И называлось это село Новая Николаевка. Вообще, в старом Кишиневе было много мест, связанных с немецкой диаспорой. Была Немецкая улица (ныне ул. С.Лазо), Немецкая площадь (на ее месте сейчас стадион “Динамо”). Но в 1940 году после того, как советские власти “попросили” Румынию освободить эту территорию, и Румыния, частью которой с 1918 года была Бессарабия, молчаливо с этим согласилась, начался и другой процесс – переселения немецких колонистов из Бессарабии на немецкие земли (этот процесс был частью печально знаменитого пакта Молотова-Риббентропа). Из бессарабских немцев вышли известные люди. В частности, Хорст Келер, впоследствии Президент Германии.

Хорст Келер (1946) Директор-распорядитель МВФ (2000-2004), Президент Германии (2004-2010), выходец из бессарабских немцев

Именно об этом часто думал Алексей Иванович, проезжая село Цынцарены. Он думал о том, что бессарабская земля была богата талантами. Родом из Кишинева был его кумир – академик А.Н.Фрумкин, крупнейший электрохимик своего времени. Его имя сейчас носит Институт физической химии и электрохимии Российской Академии наук, а Международное электрохимическое общество раз в два года вручает “Медаль им. А.Фрумкина” за “крупнейшие достижения в электрохимии в течение всей своей жизни”. Как ему рассказывали коллеги из этого Института, инициатором учреждения медали была Эрика Кальман, известный венгерский электрохимик, будучи определенный период Президентом этой международной организации. О встрече с ней, кстати, на одной из международных электрохимических конференций, посвященных памяти академика Фрумкина, у Алексея Ивановича сохранились прекрасные воспоминания. Она его пригласила быть членом этого международного сообщества электрохимиков, коим Алексей Иванович является до сих пор.

Некоторое время тому назад на этой же трассе появился указатель дороги, ведущей в сторону от основной трассы, на которой была надпись “Castel Mimi”. Несмотря на то, что Алексей Иванович знал, что там идут реставрационные работы замка какого-то известного боярина или помещика, что после реставрации это должен быть туристический центр, что там намечается создание туристического центра виноделия, для Алексея Ивановича замок Мими ассоциировался с героиней бульварных французских романов мадмуазель Фифи и, в частности, одноименным рассказом Мопассана. “Не иначе как какой-то бессарабский боярин назвал замок в честь своей фаворитки” – думал Алексей Иванович. И именно это заблуждение постоянно останавливало его от попыток самому посетить это место. Но до него доходило все больше известий о том, что кто-то из его знакомых там побывал и что поездка в “страну Мими” того стоит, несмотря на то, что экскурсия стоит недешево.

Castel Mimi

Но вот относительно недавно подруга его жены Анастасии Кирилловны Анна Васильевна предложила съездить на экскурсию в замок. Поскольку Алексей Иванович в это время находился в краткосрочном отпуске, проблем не возникло. После обсуждений решили назначить поездку на вторник. А Анна Васильевна вызвалась заказать экскурсию. В итоге договорились встретиться в 10 утра на вокзале, поскольку экскурсия была назначена на двенадцать. Экскурсия включала знакомство с историей винерии, посещением винных подвалов и современного производства, а также дегустацией вин и стоила недешево – от 300 до почти 3000 леев на человека. Выбрали нечто среднее – 500 леев (немаленькая сумма для современного молдавского пенсионера).

Всего в их группе, выехавшей около 10 утра с Центрального автовокзала Кишинева по маршруту Кишинев - Новые Анены - Телице было четверо. Четвертым был университетский друг Алексея Ивановича Игорь Я., муж Анны Васильевны. Они с Игорем уже достаточно давно закончили химфак тогда еще Кишиневского университета, Игорь стал химиком-органиком, прошел хорошую московскую школу химии углеводов, и в последнее время тоже работал в одном из институтов, когда-то входящих в Молдавскую Академию наук. Но работал он уже не в области органической химии, а защиты растений. Игорь Я. Был увлеченным человеком. И в настоящее время занимался защитой грецкого ореха от яблоневой плодожорки. И пока они ехали до места назначения, Алексей Иванович узнал для себя много нового и интересного. И что сейчас ореховодство стало одной из основных сфер аграрного комплекса Республики. Что по своей валютной выручке эта сфера уже начинает опережать виноделие. Что это далеко не то, что было несколько лет тому, что это интенсивное ореховодство. И что молодые ребята, являющиеся ведущими специалистами в этой сфере в Республике, прошли хорошую европейскую школу. И что яблоневая плодожорка “жрет” не только яблоки, но и с большим успехом грецкий орех тоже, и как важна защита от нее в условиях интенсивного ореховодства. За этими беседами незаметно доехали до Новых Анен.

На автобусной станции Новых Анен их микроавтобус заполнился жителями окрестных сел. Стало существенно более шумно. И наши туристы забеспокоились, не проедут ли они свою остановку. Мужчина, сидевший перед Алексеем Ивановичем, спросил, куда они направляются, и, узнав, что в Castel Mimi, успокоил, что через минуту они будут на месте. И действительно, через минуту водитель микроавтобуса остановил его, заявив: “Все, приехали”.

Взору туристов открылась бежевого цвета стена, с проходом в ней. На стене было выгравировано Castel Mimi 1983. За проходом был большой зал с тем, что в современных гостиницах обычно называется reception. За его стойкой гостей встретила милая девушка. Узнав, на какой срок назначена экскурсия, девушка попросила подождать. Все вокруг сияло. Девушки и местные security были предельно любезны. Было очевидно, что их ждали, они были желанными гостями. Гости начали бродить по залу, в котором были выставлены образцы и бутылок вина разных размеров и различной другой продукции, а также буклеты туристической Молдовы, а также собственно castela Mimi. И тут неожиданно из-за панорамы, находившейся рядом с reception, послышался голос Анастасии Кирилловны. “А вы знаете, кто такой Константин Мими? Это же последний губернатор Бессарабии.”

Председатель Бессарабской Губернской Земской Управы Статский Советник Константин Александрович Мими, комиссар Временного Правительства по Бессарабской Губернии (1917)

Наши туристы подошли к панораме, на которой был большой портрет человека с окладистой бородой в пальто с каракулевым воротником и тростью. Вид его был очень внушительным. Алексею Ивановичу он напоминал российских премьер-министров, не то Столыпина, не то Витте. А под фотографией была надпись “Председатель Бессарабской Губернской Земской Управы Статский Советник Константин Александрович Мими”. Открывшаяся им панорама представляла собой больших размеров постер, на котором были не только фото статского советника Мими, но и фото самого замка, а также история и создания шато и его возрождения. Пока гости живо обсуждали новую для них информацию, подошла девушка экскурсовод и попросила следовать за ней, поскольку экскурсия началась.

Презентация

Алексей же Иванович, узнав, что Мими - вовсе не аналог мадмуазель Фифи, а ”последний губернатор Бессарабии”, сильно возбудился, поскольку период 1917-1918 годов истории Бессарабии его очень сильно интересовал. Ведь именно в этот период перестала существовать (пусть временно) Бессарабия и возникла Молдова. Как это произошло? Он знал, что всему виной февральская революция и Александр Керенский. Именно Александр Керенский после подавления корниловского мятежа 1 сентября 1917 года издает указ о превращении Российской империи в Республику (Федерацию Республик) и посылает сюда своих ставленников Иона Инкульца, Пантелеймона Халиппу, выходцев из Бессарабии, членов его партии эсеров, для установления власти на окраине бывшей уже империи. Но Алексей Иванович ничего не знал о Константине Мими. И это была вторая причина его возбуждения. “Как же можно быть таким необразованным?” – думал Алексей Иванович. “Мадмуазель Фифи! Ха-ха!”

Вопрос же о превращении Бессарабии в Молдову волновал его по той причине, что он хорошо помнил стихи Пушкина:

"Сия пустынная страна

Священна для души поэта,

Она Державиным воспета

И русской славою полна."

Как-то Алексей Иванович спросил своего коллегу из института, как он думает, кому принадлежат эти строки, и о какой стране идет речь. Коллега сказал, что, скорее всего, это Пушкин, но затруднился ответить о какой стране идет речь. Впервые прочитал эти стихи Алексей Иванович, еще будучи студентом, в книге Б.Трубецкого “Пушкин в Молдавии”, но тогда не задумывался, что писал это Пушкин о Бессарабии, а вовсе не о Молдове. Потому что, если бы он писал о Молдове, совершенно непонятно почему пустынная страна и, причем здесь русская слава, а также Державин? Более того, как-то Алексей Иванович прочитал, что в примэрию Кишинева пришло письмо с вопросом, как может стоять в центре Кишинева памятник поэту, написавшему:

"Проклятый город Кишинев,

Бранить тебя язык устанет."

А что написано на фронтоне этого памятника?

"Здесь лирой северной пустыню оглашая,

Скитался я."

Какая пустыня? Здесь жил народ со своей культурой! А ведь Бессарабия, после того, как в результате русско-турецких войн ее покинули ногайские кочевники и татары действительно стала пустынной. И Россия стала интенсивно осваивать эти пустынные земли. И руководил от имени царского правительства заселением – колонизацией пустынных бессарабских земель генерал Инзов, “Инзушка”, как его трогательно называл Пушкин. И как руководил! Когда генерал Инзов скончался в 1845 году, он был похоронен в Одессе. Так болгарская община испросила у царя право перезахоронить его прах в Болграде, городе, основанном по инициативе генерала, и 300 километров на руках (!) несла гроб из Одессы к месту захоронения. И только ли болгары обязаны России тем, что она их приютила? А армяне, гагаузы, немцы, евреи, украинцы и русские, швейцарцы, в конце концов? Вы можете себе сейчас представить, чтобы швейцарцы покидали свою уютную альпийскую страну и переезжали, куда? В Бессарабию, современную Молдову? Бессарабия стала “плавильным котлом” на юго-западе России. И не по той ли причине вследствие эффектов отдаленной гибридизации на этой земле рождались Мечниковы, Фрумкины, Зелинские и Склифосовские, а один из потомков бессарабских немцев стал Президентом Германии?

Экскурсия началась. Из reception-зала вышли на просторную площадь перед замком и экскурсовод Екатерина начала свой рассказ об истории создания замка-шато. Первый же вопрос, который был задан Алексеем Ивановичем, звучал примерно так: “А кто был Константин Мими по своему этническому происхождению?” Оказалось, что отец Константина Мими – грек “с албанскими корнями.” И прибыли родители Мими в Бессарабию в 1826 году из Греции. “Еще один пример российского влияния и эффективности колонизации” - думал Алексей Иванович. Ведь все началось с присоединением Бессарабии к России в 1812 году. Но он помнил также то, что в 2012 году примэрия Кишинева постановила приспустить флаги в знак траура по случаю 200-летней годовщины “русской оккупации”. “Боже мой! Как же так можно искажать историю?” думал Алексей Иванович. Более того, он вспомнил, как в 2012 году выступил на одном из сайтов со статьей “Приспускать флаги Государства Молдова в день присоединения Бессарабии к России – кощунство не по отношению к России, а по отношению к молдавскому народу”, в которой писал: именно потому, что Россия была Империей, в ее недрах сохранилась молдавская нация. Ведь отец Алексея Ивановича, родившийся в одном из сел Кишиневского уезда Бессарабской губернии России, считал себя молдаванином, говорил не на румынском, а на молдавском языке. И оказавшись в Москве после Октябрьской революции студентом Тимирязевской академии, организовывал там молдавское, а не румынское землячество. Но когда Алексей Иванович говорил, что его отец- молдаванин, некоторые ему возражали: “Нет такой нации. Говорить, что есть молдаване – это все равно, что сейчас утверждать, что в России есть вятичи и кривичи”.

Экскурсия продолжалась. Екатерина рассказывала, что окончив юридический факультет Новороссийского университета в Одессе, молодой Мими увлекся виноделием. Далее была двухгодичная “стажировка”, как сейчас бы сказали, во Франции, в Монпелье, после чего возвращение в Бессарабию с идеей создания аналога французского шато в Бессарабии. Строительство началось, когда молодому предпринимателю Константину Мими было всего 25 лет – в 1893 году. “Да, мужали молодые люди в то время существенно раньше”- думал Алексей Иванович. В продолжение экскурсии (уже собственно в Castel) Екатерина представила презентацию об истории этой винерии. Громадные слайды по мановению ее руки высвечивались на большом (длинном) столе, на которых появлялись фото и царя Николая II, посещавшего шато, и фотографии советского периода, когда на месте Castel MiMi был Бульбокский винзавод. И ординарные вина, производимые на нем, заливались в цистерны и “гнались” в Россию. Одновременно говорилось о том, что в период первой мировой войны шато снабжало вином армию.

В винных подвалах

Затем последовала экскурсия в винные подвалы. Винерия была построена таким образом, что своим фасадом она выходила на площадь перед шато, а задней частью упиралась в гору. И, ”врезавшись в гору” , шато обеспечил существование винных подвалов в несколько метров под землей, хотя сами они находились на уровне площади перед фасадом. Экскурсовод подробно рассказал о том, как восстанавливался облик подвалов, из чего сделаны дубовые бочки, в которых выдерживаются вина, где они закупаются (во Франции, конечно) и как утилизируются. После чего последовала экскурсия на современное производство.

Здесь и сейчас создается бренд “Мими”

Нельзя сказать, что Алексей Иванович был частым посетителем винодельческих предприятий. Бывал на разных. И в Криково и в Малых Милештах и в менее известных местах, а также во время экскурсий по Крыму. Но то, что он увидел, поразило его воображение. Огромные цистерны из нержавеющей стали, перелив в атмосфере аргона, современные пресс-фильтры и т.д. и т.п. Как-то сразу чувствовалось, что в таких условиях могут производить только изысканные вина. А Анна Васильевна и Анастасия Кирилловна, как специалисты, имеющие с виноделием более тесные отношения, задавали специальные вопросы, на которые, кажется, получали исчерпывающие ответы.

Заканчивалась экскурсия дегустацией в ресторане. К их приходу уже были подготовлены наборы из 5 бокалов для каждого туриста с оригинальной, если не сказать изысканной, закуской. В заказанный “пакет” входило 5 вин. Представлял их симпатичный сомилье Саша, оказавшийся выпускником Экономической академии. Перед дегустацией он подробно описывал напиток, делая упор на наличие специфических тонов в каждом (абрикосовый, зеленой груши и т.д.). Вина действительно оказались изысканными. Дегустация проходила, начиная с белых вин: Совиньон-Блан, затем Пиногри. Особенно хорош был Пиногри, как утверждали более тонкие знатоки, к которым Алексей Иванович себя не относил. Он наслаждался всем. Перед каждой дегустацией сомилье изящными вращениями бокала “накислороживал” его, отчего напиток становился более полным, глубоким что ли. Третьим по счету был Каберне Совиньон розовое. Знатоки, к которым относилась Анна Васильевна, к такому вину относилась с прохладцей, если не сказать жестче. Но не к этому конкретно, а вообще к методу изготовления, которое называется “красное вино по белому”. А Алексей Иванович наслаждался, несмотря на критику. Было чудесно, и отнюдь не только потому, что все уже немного захмелели. Вина действительно были прекрасными. И атмосфера тоже. Заканчивалось знакомство с образцами бренда MIMI дегустацией красных вин – Мерло и Рошу де Бульбока. Прекрасный аккорд!

Дегустация

Возвращались возбужденные. Уезжать не хотелось. Алексей Иванович с Анастасией Кирилловной говорили о том, что сюда обязательно необходимо будет привезти московскую семью их дочери. Очень интересно и изысканно. Фотографировались на прощанье.

И как часто бывает, уже после возвращения домой, Алексей Иванович, более детально ознакомившись и с историческими условиями того времени и с биографией Константина Мими, обнаружил одну, казалось бы, несущественную, но на самом деле принципиально важную ошибку и в презентациях и в интернетовских публикациях. Константин Мими не был последним губернатором Бессарабии! Последним губернатором был Михаил Михайлович Воронович. После же февральской революции Константин Мими был назначен комиссаром (!) Временного правительства по Бессарабской губернии. Это была важная инициатива Временного правительства – передача власти на местах Земствам. А статский советник Константин Александрович Мими был Председателем Бессарабской Губернской Земской Управы. И власть губернатора перешла к нему. Но ненадолго. Указом А. Керенского от 1 сентября 1917 года Российская империя перестала существовать, превратившись в Республику (Федеративную Республику). И именно тогда перестает существовать Бессарабия. Не в одночасье, конечно. А с образованием Сфатул Цэрий. Кстати, делегаты спорили, как ее назвать: Бессарабской Республикой или Молдавской. И после образования Молдавского парламента по имени “Сфатул Цэрий” его Председатель, посланный в Бессарабию Керенским бывший член Петроградского Совета эсер И.Инкулец, провозглашал: ‘’Пути Бессарабии сходятся с путями России, ибо нет более свободной страны, чем Россия…Сейчас нам грозят и будут грозить и Украина и Румыния, особенно сильна угроза со стороны Румынии…Ни у кого из инициаторов создания краевого органа (Сфатул Цэрий) и в мыслях не было сепаратизма, все желают работать в единении с великой Россией.” И это говорилось в 1917 году, уже после прихода к власти большевиков. Но история повернулась к Бессарабии (вернее, к Молдавской Демократической (Народной) Республике) иной стороной, и уже в 1918 году она перестала существовать.

К Румынии в 1918 году присоединилась уже Бессарабия, которая стала провинцией Румынского королевства. И многие члены Сфатул Цэрий покинули Бессарабию. Покинул ее и бывший статский советник Председатель Бессарабской Губернской Земской Управы, а также комиссар Временного правительства Бессарабской Губернии Константин Александрович Мими. Будучи человеком образованным, профессионалом высокой пробы, он и там активно участвовал в политической и финансовой жизни Королевства, Одно время был даже Председателем Центрального Банка Румынии. Но не только он покинул Бессарабию. В тот период (очевидно, что не от хорошей жизни) Бессарабию покинуло более 12% ее населения. “Вот ведь как получается” – думал Алексей Иванович, “когда Бессарабия - Молдова вместе с Россией, численность населения ее растет, а когда отдаляется от нее, отсюда бегут.” Действительно, благодаря разумной политике царского правительства после присоединения Бессарабии в 1812 году численность ее населения выросла с 214тыс. человек почти до 2 млн. к началу XX века. После снижения численности населения при румынской администрации новый рост в советский период (перед распадом СССР численность населения достигала 3,6 млн человек). И это ведь не за счет “оккупантов”. Если в Бессарабии в период “Сфатул Цэрий” было 42% молдавского населения, то в советский период – 2/3. И разве только это? А развитие культуры и образования (молдавский кинематограф и ансамбль ЖОК были известны всему миру, открытие серии университетов и Академии наук), высокий уровень аграрного сектора и приборостроения. А ведь сейчас бегут из Молдовы. И не исключено, что через десяток лет новый Пушкин, уже молдавский, будет писать о Молдове “Сия пустынная страна…”

Именно так размышлял Алексей Иванович, когда они с Анастасией Кирилловной после возвращения из “страны Мими” пришли на елочный базар в Кишиневе. Близилось Рождество. Молодой человек, продающий рождественские елки, оказался родом из родного села отца Алексея Ивановича. Невзирая на это, он заломил сумасшедшую цену за скромную, но симпатичную елочку. Вместе с ними елочки покупала и чета молодых, которые относительно быстро сторговались. Поскольку наши герои порядком устали, долго торговаться сил не было, и когда продавец скинул порядка 20% цены, согласились на нее. И тут они услышали: “Ненавижу русских !”. Оказалось, что был еще один покупатель, который тоже торговался. Однако то, что двое перед ним согласились на слишком большую цену (а она таковой и была) и тем самым заставляли и его платить неприемлемую, видимо, для него цену, привело его в бешенство. Когда Алексей Иванович кричал ему что-то про великую русскую культуру, про Пушкина, Толстого и Достоевского, “ненавистник русских” возражал: “А что разве только мы ненавидим. Вон Вас вся Европа ненавидит. И какого хрена Вы явились к нам и несли нам ваш коммунизм? У Вас самих евреи устроили революцию, а Вы ее принесли к нам!” Алексей Иванович кричал, что у него отец молдаванин, на что “ненавистник” возражал, что у него тоже жена русская. Так неожиданно для Алексея Ивановича закончилось путешествие в “страну Мими”.

”Откуда эта ненависть?” – думал Алексей Иванович. Ведь она не только у молдаван по отношению к русским. Как-то, по дороге в город Т. к нему подсел немолодой уже человек, немного “под шафэ”. Дело было 23 февраля, в день Советской Армии. Разговорились. Вспомнили службу в армии, кто, где служил и т.д. и т.п. И тут сосед говорит: “Ненавижу американцев. А как ты к ним относишься?”. И когда Алексей Иванович сказал, что он к этой нации относится с уважением, добавив: “А ты к компьютеру подходишь? А лекарства необходимые принимаешь? А откуда они к тебе пришли?” последовало длительное молчание, после которого “ненавистник американцев” спросил: “Ты что, как это? Демократ что ли? Или либерал?”. Остаток пути проехали молча.

Вот к каким размышлениям привело Алексея Ивановича путешествие в “страну Мими”. А еще он думал о том, что, скончавшись в Румынии в 1935 году, Константин Мими был похоронен в Кишиневе, на Центральном кладбище, в верхней его части. Но могила не сохранилась. В советский период “из всех искусств для нас важнейшим является кино..”, и на этой части кладбища был построен кинотеатр “40 лет ВЛКСМ”. И сидя в кинотеатре в то время на каком-нибудь сеансе, Алексей Иванович не подозревал, что сидит он в том числе и на могиле статского советника и комиссара Временного правительства. Меньше знаешь – крепче спишь.

Эти невеселые мысли постоянно сопровождали воспоминания Алексея Ивановича о его путешествии в ”страну Мими”. Но не только! Ведь какие были прекрасные вина! Изумительные!

Навигация

Следующая статья:

Если вам понравилась наша статья, поделитесь, пожалуйста, ею с вашими друзьями в соц.сетях. Спасибо.
К записи "Размышления о путешествии в “страну Мими”" есть 1 комментарий
  1. Татьяна Бойко-Назарова:

    Изумительный рассказ, точнее, историческое эссе. Читается легко, это при том, что масса интереснейших фактов охватывает огромный исторический период распадов и становлений. Спасибо Вам большое, уважаемый Алексей Иванович!

Оставить свой комментарий

Поиск
Гид самостоятельного путешественника
Travelata.ru
Главные новости недели
Путешественникам: гороскоп на 2017 год
Фото дня
Бронируем билеты и отели
Наши лица за границей
Лучшие путешествия от наших партнеров
Для взрослых
Магазин сайта «Путешествия с удовольствием»
Hardcover Book MockUp UVA
Рубрики
Рейтинг@Mail.ru

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2020    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти