Вальс с Ким Чен Иром — часть 8

Сибирский ссыльный кореец Ли.

Вторая мировая война наделала бед на корейской земле, разбила многие семьи. О трагических событиях своей жизни поведал кореец Ли. В 1945 году, когда Со­ветская Армия освободила от японцев северную часть Кореи, а американские войска – южную, в одном из го­родов Корейского полуострова прошел митинг, где ко­рейские граждане обсуждали, как им относиться к осво­бодителям. Выступивший на митинге педагог по фами­лии Ли заявил, что Корее не нужна ни советская, ни аме­риканская опека. Естественно, об этом стало известно советскому командованию. Ли постигла участь миллио­нов советских людей, он был осужден на пять лет лишения свободы и сослан в Сибирь. Дома у него осталось пятеро детей в возрасте от года до восьми лет, самому ему было тогда  40 лет.

Через пять лет работы на лесоповале в Сибири, Ли освободился из мест заключения, но на родину вернуть­ся не смог. Он устроился рабо­тать сапожником в комбинат бытового обслуживания од­ного из сибирских городов. Русский язык Ли понимал плохо, ему оставалось только бить гвозди в подметки, чинить стоптанные каблуки. Трудолюбивый, как и все его соотечественники, он стал ударником коммунистиче­ского труда, победителем социалистического соревнова­ния. После выхода на пенсию бобылем прожил в Сиби­ри до 1978 года, ничего не зная о своей семье.

Когда ему исполнилось 73 года, он осме­лился обратиться к городским властям с просьбой: отпу­стить его в Приморский край, ближе к родине, в теплый климат. Обращение корейца Ли вызвало огромное удив­ление советских чиновников. Ему ответили, что он мо­жет ехать куда угодно и жить где угодно, он вольный че­ловек. О нем мало что знали, по-прежнему опасаясь ре­прессий, он никому ничего не рассказывал о себе. В об­щем, довольно типичная судьба всех репрессированных.

Ли перебрался в Партизанск, поселился на улице, где жили практически одни корейцы. Свой маленький деревянный домик обустроил чисто в национальных традициях, соорудив обогреваемый глинобитный пол, который китайцы называют каном, а российские корей­цы –кудури. Подогреваемый пол — замеча­тельное изобретение восточных людей, особенно он по­лезен старикам с их радикулитами да подаграми. Он топил печку, и дома становилось тепло.

Пенсии старику не хватало. Ли занялся таежным промыслом, собирал папоротник, готовил по-корейски и продавал его на местном рынке. К нему привыкли, знали доброту характера, многие покупали папоротник только у него. Но и в Партизанске никто о трагической судьбе Ли не ведал.

Когда СССР установил дипломатические отношения с Республикой Корея, в приморском городе Находка южнокорейская фирма «Хендэ» открыла свое представительство. В 1991 году житель Партизанска дедушка Ли, которому исполнилось 86 лет, приехал к представителю фирмы и впервые рассказав о себе, просил помочь узнать о детях, с которыми его разлучи­ли почти полвека назад. Корейский специалист, взвол­нованный этой историей, ответил, что если его семья живет на территории Республики Корея, то фирма «Хен­дэ» постарается их найти.

Городок, откуда Ли этапировали в Сибирь, на­ходился на Юге, рядом с демаркационной линией. Местная городская газе­та опубликовала историю жизни корейско-сибирского гражданина Ли. Только один пожилой чело­век смог вспомнить про события тех давних лет. Было установлено, что жена Ли умерла через год после того, как мужа отправили в сибирскую ссылку. В городке не осталось никого из его детей. Но их нашли – в Канаде, США и на островах Карибского бассейна. Одна из доче­рей жила в Сеуле.

Узнав о детях, бывший репрессированный Ли посе­товал, что он совсем забыл корейский язык, а русский толком не смог выучить. Ему передали все документы на выезд в Республику Корея. Теплоходом Ли вернулся на родину и в Сеуле встретился со своими детьми, слетев­шимися со всех концов планеты. Почти через полвека состоялась встреча старика с сыновьями и дочерью, счи­тавшими, что их отца давным-давно нет в живых.

В разные тяжелые для Корейского полуострова годы судьба разбросала корейцев по всему миру. Сегодня на различных континентах нашли приют более пяти с половиной миллионов людей, чьей исторической родиной является Страна утренней свежести. В России живут 150 тысяч корейцев, в Узбекистане – 230 тысяч, в Ка­захстане – 99 тысяч, в США — 2,1 миллиона.

И далее по всей планете...

Военный парад.

Военный парад в Пхеньяне можно считать эталоном этого вида военного искусства.

военн_парадК месту парада мы приехали примерно за полтора часа до начала торжества. Представители службы безо­пасности, расставленные через каждые пять-десять ме­тров, тщательно проверяли приглашения, убеждаясь в отсутствии съемочной аппаратуры. В правительствен­ном комплексе нас еще раз проверили перед входом в гостевую комнату, где уже находилось человек пят­надцать высокопоставленных иностранных дипломатов. Они курили, переговаривались друг с другом, пили ох­лажденные соки и минеральную воду. Мы прошли на дипломатическую трибуну, рассчитанную человек на пятьдесят. Ярусом выше за парадом наблюдал Ким Чен Ир. Ниже нашей трибуны располагалась другая, более обширная, вместившая примерно полторы тысячи чело­век. Места на ней заняли корейцы из различных стран, по приглашению прибывшие на юбилей страны.

Площадь была пустынна, но на улицах, отходящих от нее, уже располагался военный оркестр, далее просматривались солдатские «коробки». В глубине, у реки Тэдон, также стояли военные каре, за ними – сотни тысяч людей. Они представляли собой сценическую площадку, окра­шенную розовым цветом. Фон создавали искусственные цветы, которые держали в руках участники торжества.

На зданиях, окружавших площадь, висели портреты Ким Ир Сена, Ленина и Карла Маркса. Изображение  Президента КНДР по размерам превосходило портреты классиков марксизма-ленинизма. Ким Ир Сен обворожительно улыбался, Ленин и Карл Маркс пребы­вали в глубокой задумчивости.

Стрелки часов показывали десять утра. Площадь взорвалась громом аплодисментов и скандированием миллиона пхеньянцев, которые приветствовали появившегося на трибуне Председателя Государственного ко­митета обороны КНДР Ким Чен Ира.

На площадь въехали два лимузина – командующе­го парадом и начальника Генерального штаба Корейской народной Армии. Военачальники объехали выстроивши­еся войска, приветствуя их. Под дружное солдатское – мансе! что значит «ура», в воздух взметнулись тысячи разноцветных шаров. Начальник Генерального штаба КНДР поднялся в правительственную ложу, доложил Верхов­ному Главвокомандующему Ким Чен Иру о готовности к параду и обратился с речью к воинам. На посольской трибуне распространили текст.

«Солдаты, и офицеры сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил Корейской народной Армии и Народных охранных войск!

Граждане Пхеньяна!

Товарищи и друзья!

Сегодня в обстановке, когда вся страна переполне­на бесконечными восторгами и восхищением по поводу

того, что на исторической 1-й сессии Верховного на­родного собрания КНДР 11-го созыва бессменно избра­ли великого руководителя нашей партии и нашего на­рода товарища Ким Чен Ира Председателем Государ­ственного комитета обороны КНДР, мы торжествен­но отмечаем 55-летие Корейской Народно-Демократической Республики.

По случаю этого знаменательного национального дня мы проводим торжественный военный парад и массовую демонстрацию, показывающие незыблемые убеждения и волю нашей армии и народа до конца за­вершить чучхейское революционное дело под сонгунским руководством партии, верно наследуя бессмерт­ные заслуги великого вождя товарища Ким Ир Сена в строительстве государства, и демонстрирующие нерушимый дух социалистической Кореи, в которой вождь, партия, армия и народ в мощной монолитной сплоченности энергично продвигаются вперед к новой победе революции.

В момент празднования 55-й годовщины со дня образования КНДР весь личный состав Народной армии и народ, окидывающие достойным взором более полувековой славный путь, пройденный нашей Респуб­ликой, полны чувства бесконечного восхищения и бла­годарности великому вождю товарищу Ким Ир Сену и великому руководителю товарищу Ким Чен Иру, ко­торые основали КНДР и вели ее по пути победы и про­цветания.

Создание великим вождем товарищем Ким Ир Сеном нашей Республики – впервые в пятитысячелетней национальной истории подлинно народного суверенного государства, основанного на глубоком и крепком историческом корне, который проявился во время антияпонской революционной борьбы, явилось историческим со­бытием открытия новой эры строительства социалистического государства, служащего интересам народных масс, и бесценным революционным заслугам в переломном повороте в решении судьбы нашего народа.

Высоко неся знамя чучхе и преодолевая всякие труд­ности и испытания, вождь-отец превратил нашу Рес­публику в суверенную, самостоятельную и самооборонную социалистическую державу, и он, всю жизнь отдавая титаническому труду, заложил многотысячелетний фундамент для вечного процветания Родины и счастья грядущих поколений. Эти его великие заслуги и благодеяния навеки будут сиять на скрижалях Родины.

Преодолевая беспримерные суровые испытания и последовательно претворяя в жизнь сонгунскую по­литику во всех областях государственной деятельно­сти, уважаемый Верховный Главнокомандующий то­варищ Ким Чен Ир беспрецедентно укрепил военно-по­литическую мощь Республики, монолитно упрочил единодушную сплоченность революционных рядов и добился того, чтобы наша страна продемонстрирова­ла свою мощь как достойной идейной политической и военной державы, и социалистическое экономическое строительство получило большой сдвиг.

Сегодня наша Республика при любых бурях неус­танно придерживается самостоятельности, одержи­вает победу за победой в противоборстве с США и мо­гучей поступью продвигается к вершине могучей про­цветающей державыэто бесценные плоды незауряд­ной политической способности и мудрого руководства уважаемого Верховного Главнокомандующего товарища Ким Чен Ира.

Наша Народная армия и впредь неизменно будет придерживаться революционного характера как армии вождя, армии партии, поддержит сонгунское руковод­ство революцией уважаемого Верховного Главнокоман­дующего и грудью защитит руководство революции во главе с великим товарищем Ким Чен Иром, как все ар­мейские пули и бомбы для решительной защиты вождя.

Все солдаты и офицеры Народной армии, глубоко уяснив себе железную логику, что безопасность Роди­ны и победа социализма обеспечиваются при помощи штыков и оружия Народной армии, должны всесто­ронне усилить ее боевую мощь.

В условиях того, что, несмотря на наши добрую во­лю и великодушие, и сегодня США по-прежнему не по­казывают намерения отказа от враждебной полити­ки по отношению к КНДР, мы продолжим укреплять ядерную сдерживающую силу, как средство справедли­вой защиты для самообороны во имя защиты суверен­ной страны.

Наша Народная армия, составив неразрывное целое со всем народом, ответит сверхжесткостъю на махи­нации американских империалистов и попытки уду­шения нашей Республики, а если американские импери­алисты вновь разожгут пламя войны на этой земле, то Народная армия беспощадно нанесет сокрушитель­ный удар агрессорам и непременно добьется историче­ского дела объединения Родины.

Да здравствуют революционные идеи великого вож­дя товарища Ким Ир Сена!

Да здравствует великий руководитель товарищ Ким Чен Ир!

Да здравствует 55-летие Корейской Народно-Демо­кратической Республики!»

Парад начался показательным выступлением воен­ного духового оркестра, состоящего из 1200 музыкантов. Завершив представление, они выстроились напротив гостевых трибун, выбивая барабанную дробь. На пло­щадь вступили марширующие солдаты. В каждой «ко­робке» насчитывалось 12 шеренг по 25 человек.

Удивительно ровными рядами шли корейские летчи­ки, моряки, пехотинцы. Поразившие нас солдаты-де­вушки составили четыре «коробки», по 300 человек в каждой. Они чеканили шаг, вскидывая очаровательные ножки ровно на пятьдесят сантиметров над асфальтом. Форма девушек-солдат состояла из белого кителя, темно-синей юбки, длиной чуть выше колен, фуражки

с красной звездой. Тонкие талии девушек охватывали широкие ремни, сбоку свисали кобуры с пистолетами.

Мимо трибун прошли более тридцати парадных «коробок», то есть в торжестве было задействовано около 10 тысяч солдат, моряков, летчиков, десантников и представителей других родов войск.

На параде в честь 55-летия образования КНДР Ко­рейская народная армия не бряцала оружием и факти­чески показывала, что она является армией оборони­тельной, а не наступательной. Некоторые колонны сол­дат шли вообще без оружия. Самым мощным из боевых систем был гранатомет. На площадь не въехало ни од­ной военной машины, танка или бронетранспортера.

Все великолепие военного парада фиксировали около сотни телеоператоров. Не знаю, транслировался ли пря­мой репортаж в Северной Корее, но в России сюжет по каналам телевидения прошел 9 сентября, в тот же день.

Эффектной была и массовая демонстрация. Колонны демонстрантов состояли не менее чем из 60 шеренг по 50 человек в каждой. Праздничные декорации являлись обязательными атрибутами оформ­ления. На первом автомобиле провезли высоченную скульптуру Ким Ир Сена, стало понятно, почему на не­которых улицах Пхеньяна в предпраздничные дни сни­мали трамвайные и троллейбусные провода, потому что скульпту­ра основателя КНДР под ними не смогла бы пройти. «Проплыл» мимо трибун макет Совместной декларации, подписанной 15 июня 2000 года в Пхеньяне руководите­лями Севера и Юга.

Пхеньянцы с огромным энтузиазмом приветствовали Ким Чен Ира, которого они с площади видели. Мужчи­ны и женщины прыгали от восторга, поднимали вверх руки, размахивали цветами. В колоннах прошли около 100 тысяч человек. Но гораздо больше, возможно, мил­лион человек, служили цветным «фоном». Это было фантастическое зрелище. Четко, будто на гигантском экра­не компьютера, возникали сложнейшие фигуры, сюже­ты, лозунги, «сложенные» искусственными цветами.

Новым взрывом оваций площадь разразилась, когда в конце праздника Ким Чен Ир прошелся по трибуне в оба конца. Спустившись на одну ступеньку, задрав го­лову вверх, я увидела профиль лидера КНДР и вскину­тую в приветственном жесте правую руку.

ГлавкомКак рассказал Константин Пуликовский, находив­шийся на трибуне рядом с Ким Чен Иром, Верховный Главнокомандующий КНДР за парадом следил очень внимательно – и каждой «коробке» ставил оценки в специальный альбом со снимками. Участники парада старались так, будто от усердия и старания зависела вся их дальней­шая жизнь.

Вечером состоялось грандиозное факельное шествие студентов. Молодые люди золотом огня «шили» слова, складывающиеся во фразы-лозунги. В эти часы лидер страны на празднике не появился.

Факельное шествие

Приключения братьев Конюховых в Корее.

В Приморье живет немало людей, побывавших в Северной Корее. Известные на весь мир путешественники братья Конюховы попали в эту страну в результате невероятных приключений. Ни много ни мало, Федор был обвинен в нарушении ее государственной морской гра­ницы, а Павел стал почетным гостем на дне рождения Президента Ким Ир Сена.

Летом 1976 года из Находки в поход по пограничным заставам Тихоокеанского побережья отправились две парусные яхты. Одна из них называлась «Оля», ее эки­паж состоял из четырех человек, среди которых был Федор Конюхов. Шли на север вдоль побережья При­морского края, затем взяли курс на юг. Маршрут парус­ников, в целях их безопасности, фиксировали морские пограничники, но сильный шторм внес свои коррективы. На «Оле» парус захлестнуло так, что он надулся пузы­рем у самой вершины мачты, лодка потеряла управле­ние. Огромные волны носили яхту по Японскому морю, грозя ее перевернуть. И тогда самый отчаянный матрос пошел на риск, полез на мачту и разрезал вздувшийся парус. Яхта обрела устойчивость.

В борьбе с океаном экипаж потерял координаты местонахождения, сгинув и из поля зрения пограничников. Когда шторм стих, вокруг «Оли» простиралось безбреж­ное морское пространство. Вдруг на горизонте показа­лось судно, которое шло точно на яхту. На корме тепло­хода значился порт приписки – «Владивосток». Яхтс­мены быстро подняли починенный парус и двинулись за океанским транспортом. Но скорости были неравны, вскоре теплоход исчез в белесой дымке. «Оля» продол­жала следовать по курсу встретившегося судна. Никто не сомневался, что оно идет в какой-либо порт Примор­ского края. Стали видны маяки, очертания берегов. Эки­паж парусника по картам начал сравнивать их с изоб­ражением в лоциях. Приметы не совпадали. Яхтсмены мгновенно сменили курс и стали отходить в открытое море, боясь, что попали в территориальные воды Север­ной Кореи. Но к ним уже приближались две рыболовец­кие шхуны, показывали веревки, давая понять, что сей­час «Олю» возьмут на буксир. Федор Конюхов и его дру­зья знаками объясняли, что идут на север, кричали по-русски, что они советские яхтсмены, комсомольцы. Корейские рыбаки продолжали преследование. Так как лодка не подчинялась требованию опустить парус, встать и принять буксирный конец, преследователи на­чали бросать веревки на яхту в надежде, что они заце пятся за что-нибудь. Наши яхтсмены сбрасывали верев­ки в воду и ругались, что рыбаки могут стать причиной аварии яхты.

Шхуны построились так, чтобы взять парусник в «ко­робочку» и остановить его. Экипаж «Оли», славировав, заставил преследователей столкнуться друг с другом. Раздался сильный скрежет, понеслась страшная ругань. И тут-то яхтсмены поняли, что лучше сдаться, иначе их просто утопят. Спустили парус, легли в дрейф. Северо­корейские рыбаки подошли к «Оле», но продолжали кри­чать что-то друг другу, видимо, шел спор, кто возьмет яхту на буксир. Наконец победители скоротечного «мор­ского боя» определились, лодку прицепили к одной из шхун, повели к берегу.

Капитан яхты в судовом журнале проставил время, когда «Оля» попала в плен, и велел Федору Конюхову замерять скорость буксировки. Яхтсмены вычислили, что их задержали за 12-мильной зоной, в территориаль­ные воды Корейской Народно-Демократической Респуб­лики они зайти не успели. Парусник привели в порт Ра­джин, возле яхты поставили двух часовых, вооружен­ных автоматами Калашникова, еще около тридцати ко­рейских солдат с автоматами расположились на причале метрах в тридцати от места швартовки «Оли».

В первый день на парусник пришли два офицера, полковник и капитан, переводчик, и предъявили яхтс­менам обвинения в нарушении морской государственной границы КНДР. Им объяснили ситуацию, возникшую в результате шторма, и попросили связаться с кем-либо из советских дипломатов. К счастью, в порту Раджин ра­ботал представитель Дальневосточного морского паро­ходства. На следующий день он пришел на яхту, ему рассказали о злоключениях парусника. Благодаря учас­тию представителя пароходства с «нарушителей» обви­нение сняли. Но родилась версия, будто корейские рыбаки спасли «Олю». По международным правилам, за спасение на море положено платить, и немалые день­ги, ребята стойко отвергли новый вымысел. На третий день власти Раджина заявили, что советские яхтсмены нанесли «дружественный визит» в КНДР. Парусник от­пустили, он ушел в свой родной порт Находку.

Совсем иначе встречали в КНДР Павла Конюхова и трех его друзей. Павел, объездивший на велосипеде более десятка стран, мечтал на своей двухколесной ма­шине пересечь Корейский полуостров с севера на юг. И совершенно неожиданно получил приглашение на день рождения Президента Корейской Народно-Демократи­ческой Республики Ким Ир Сена.

В апреле 1991 года четыре путешественника прибы­ли из Находки на пограничную станцию Хасан. Сюда для них с территории Северной Кореи подогнали пассажир­ский вагон, какого они никогда в своей жизни не виде­ли. Все его купе были отделаны красивыми материала­ми. Тепловоз перетянул вагон с велосипедистами на се­верокорейскую сторону. На станции Туманган спортсме­ны возложили цветы к памятнику Ким Ир Сена, встретились с местным руководством, на пресс-конфе­ренции рассказали о своем желании немедленно пере­сесть на велосипеды и катить в Пхеньян. Оказалось, до столицы их повезут по железной дороге. Вагон при­цепили к пассажирскому составу; пятеро корейских мужчин и две девушки сопровождали гостей. Каждому из них предложили занять отдельные купе, но ребята отказались и ехали все вместе. Днем находкинцам по­стоянно приносили пиво, вино, закуску.

Когда поезд пришел в Пхеньян, путешественников попросили надеть спортивную форму, подготовить велосипеды. Сообщили, что по корейским дорогам они будут ездить вместе с пятью лучшими северокорейскими велосипедистами. Прямо с поезда гости из Находки напра вились к памятнику Президенту КНДР. Их сопровождал почетный эскорт из нескольких легковых машин марки «Мерседес». Возле памятника, по воспоминаниям Павла, собралось огромное количество людей. Они с ликовани­ем встретили дальневосточных путешественников, возложивших цветы к монументу.

Советские велосипедисты гостили в Пхеньяне две недели. Кульминацией их пребывания здесь стало посещение праздничного концерта, посвященного Ким Ир Сену. Представление происходило в прекрасном дворце. В зри­тельном зале им отвели места в партере. Впереди находились высокопоставленные северокорейские чиновники, одним из них был Ким Чен Ир. Бурю оваций вызва­ло появление в зале Президента Ким Ир Сена. Он сел в кресло, которое находилось всего в трех-четырех ме­трах от советских спортсменов. После концерта их пред­ставили лидеру КНДР, он крепко пожал ребятам руки.

Четырех велосипедистов принимали в Северной Ко­рее с большой теплотой, несколько раз показывали по телевидению. Их узнавали все, кто попадался на пути. Когда они ехали на своих машинах смотреть гидроэлектростанцию, питающую электричеством столицу, вдоль семидесятикилометровой дороги стояли массы людей и приветствовали гостей из Находки.

Павел Конюхов считает Пхеньян одним из самых красивых и приветливых городов в мире, а граждан – самыми честными на планете людьми. Однажды возле гостиницы, где они жили, Павел забыл фотоаппарат, но на следующий день увидел свою камеру на том же самом месте. В связи с этим путешественник с огорче­нием вспоминает Европу. В Бельгии он поставил вело­сипед с рюкзаком в людном месте. Было очень жарко, в одних шортах он решил пройтись по улице, посмот­реть, как живут люди. За это время у него украли вело­сипед вместе с рюкзаком. Хорошо еще, что документы лежали в поясном кармане. С большим трудом Павел че­рез Польшу добрался до СССР в шортах и майке, пода­ренной кем-то из сердобольных европейцев.

На память о посещении Страны утренней свежести находкинцам вручили грамоты, свидетельствующие, что они стали почетными гостями на дне рождения Прези­дента Ким Ир Сена, и подарочные наборы с оригиналь­ной корейской водкой. Бутылка с корнем женьшеня до сих пор стоит у Павла дома, напоминая о путешествии в Северную Корею.

Продолжение следует.

Автор Ольга Мальцева

Чтобы быть в курсе всех наших новостей,   приглашаем Вас

путешествовать вместе с нами: http://travelreal.ru/puteshestvuem-vmeste

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Если вам понравилась наша статья, поделитесь, пожалуйста, ею с вашими друзьями в соц.сетях. Спасибо.
Оставить свой комментарий

Поиск
Гид самостоятельного путешественника
Travelata.ru
Главные новости недели
Путешественникам: гороскоп на 2017 год
Фото дня
Бронируем билеты и отели
Наши лица за границей
Лучшие путешествия от наших партнеров
Для взрослых
Магазин сайта «Путешествия с удовольствием»
Hardcover Book MockUp UVA
Рубрики
Рейтинг@Mail.ru

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2018    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти