Далекая и близкая Аляска

Часть 1. На Аляску, к «Красной собаке»

На Мысе Шмидта в гостинице я подружился с экипажем самолета ИЛ-14, который осуществлял рейсами Аэрофлота перевозки грузов и пассажиров по всей Чукотке. Все вместе мы часто коротали вечера с бесконечными историями и анекдотами. Летчики иногда брали меня в свои рейсовые полеты, сажая в свою кабину «зайцем». Для моего свободного прохода в самолет они придумали следующее - мне в руки давали круглую, размером с обычный таз, фетровую заглушку-утеплитель для мотора и одевали на меня свою фирменную фуражку. Таким образом с ними я облетал всю Чукотку, побывав в Эгвекиноте, Заливе Лаврентия, бухте Приведения, Анадыри. Запомнился один полёт по маршруту: Мыс Шмидта — Залив Лаврентия. Трасса полета пролегала над мысом Дежнева и с высоты полета была отчетливо видна Аляска, и до неё, что называется, «рукой подать». В Аэрофлоте тогда только что ввели закон, по которому экипаж самолета должен быть вооружен - должен иметь с собой в полете боевой пистолет, чтобы дать отпор возможным вооруженным экстремистам-угонщикам. Такой пистолет в полете обязан был носить с собой борт-инженер. Только мы взлетели, как наш борт-инженер отдал мне на время свой пистолет, потому что он ему просто мешал сидеть. И вот, пролетая над Беринговым проливом, я театрально грозно воскликнул: «А ну, поворачивайте на Аляску!». При этом стал трясти над их головами пистолетом, продолжая требовать: «Летим на Аляску!». А в ответ: «Ну, испугал!» И мы дружно рассмеялись, ведь это шутка, да и только! Тогда, в семидесятых годах прошлого века казалось несбыточным событием вот так запросто перелететь какие-то 86 километров с Чукотки на Аляску.

Пришло время и в СССР настала пора перестройки. Между Российской Федерацией и США началось сближение. Результатом этой политики и стал осенью 1993 года Международный симпозиум стран Арктического региона, который проводился на Аляске в Анкоридже под эгидой губернатора. Это было время установления региональных прямых политических и экономических контактов. Например, уже в начале девяностых годов стали регулярно летать через Берингов пролив туда и обратно американские самолеты.

Мне посчастливилось быть участником этого симпозиума. Российская делегация целиком собралась в Хабаровске и прямым спецрейсом на ИЛ-18 прилетела в Анкоридж. Нашу делегацию возглавлял сам полярник №1 - Артур Чилингаров. Перелет из Восточного полушария в Западный прошел практически тихо и незаметно. Я-то помнил, что когда летел рейсом Аэрофлота Москва - Сидней, то при пересечении экватора в салоне самолета был устроен торжественный фуршет, где, каждому пассажиру, вместе с бокалом шампанского, лично командир лайнера выдавал грамоту об этом знаменательном событии.

При подлёте к Анкориджу была прекрасно видна самая высокая двуглавая вершина Северной Америки Мак-Кинли (6190 м). Правда, в 2015 году ее переименовали в Денали, что в переводе с языка индейских племен атабаски означает «великая».

Из иллюминатора открывалась завораживающая картина: справа до самого горизонта отливал синевой океан, а слева громадой возвышалась, отливающая ослепительной белизной, Денали, которая как бы возглавляла уходившие вглубь материка заснеженные горные хребты и остроконечные вершины, между которыми застывшими реками виднелись многочисленные ледники.

Прибыли в аэропорт Анкориджа. Он показался мне огромным, скорее похожим на музей. В аэропорту были красиво оформленные и почти безлюдные залы магазина «Дьюти фри». Оказавшись в этом магазине, я тогда был поражен стоимостью невзрачных на вид наручных часов — двадцать тысяч долларов. В то время начала перестройки нашему человеку было трудно представить, что же можно такого ценного впихнуть в эти часы, чтобы они стоили таких больших денег.

Каждые залы ожидания были обставлены витражами, где были размещены в натуральную величину сцены из жизни представителей животного мира Аляски. Конечно, аэропорт Анкориджа поражал и своим многообразием маршрутов. Казалось, что нет такого уголка на земном шаре, куда бы не летали самолеты из Анкориджа (разумеется, не считая России).

Наша большая делегация (более ста человек) активно включилась в обширную бизнес-программу Международного симпозиума. Организаторами симпозиума была также предусмотрена и небольшая культурно-развлекательная программа для участников, в которой значилась поездка по железной дороге на ретропоезде за полсотню километров от города, куда мы и отправились. Конечная цель экскурсии - это посещение ледника. Он, белесо-голубой, ледяной стеной преграждал путь по берегу моря.

К нему, соблюдая осторожность, можно было подойти почти вплотную и потрогать лед руками, ощущая его зловещий холод. С карнизов ледника беспрерывно лилась и капала вода. Что-то, где-то беспрерывно потрескивало, а из-под языка ледника в море стекали десятки ручейков. На обратном пути в Анкоридж в вагонах поезда были разыграны костюмированные сцены из жизни золотоискателей Аляски времен Джека Лондона. Также был устроен фуршет в том же стиле - времен начала двадцатого века.

У нашей маленькой, входящей в большую, делегации из Московского института стали и сплавов, которая состояла из трех человек - двух профессоров, известных ученых в области цветной металлургии, и меня (физика), как переводчика, была и своя главная цель. Это - посещение известного заполярного рудника полиметаллов «Красная собака».

В один из дней симпозиума мы втроем отправились на этот горно-обогатительный комбинат (ГОК) «Красная собака», расположенный в северно-западной части континентальной Аляски. На рейсовом самолете авиакомпании «Аляска эйрлайнс» («Alaska Airlines») мы вылетели в город Коцебу с промежуточной посадкой в заполярном городке Ном. Так как в Коцебу в этот день было два рейса с разницей по времени полета в три часа, то мы сделали остановку в Номе, а потом возобновили полет в Коцебу.

В Номе у нас было около двух часов свободного времени, которые мы использовали на

пешую прогулку по этому историческому городу, бурная жизнь которого непосредственно связана со временем «Золотой лихорадки» на Аляске в начале двадцатого века.

Сейчас население города немногим превышает три тысячи, а тогда в1899 -1909 годах здесь проживало до 20 тысяч золотоискателей.

Аляска, город Ном, 1910 год

Есть районы, где еще сохранились улицы из неказистых домиков прошлого века. В них магазинчики и салуны под вывесками тех времен. Там торговали и сейчас торгуют различной снедью и в них, как и раньше, стоят стойки баров.

Там мы увидели местных жителей, которые, как и золотоискатели начала двадцатого века, не прочь были проводить свое свободное время, употребляя крепкие спиртные напитки. Возможно, что эти люди были из числа алеутов, так как они были одеты весьма самобытно и живописно. Живой город, с живыми декорациями того времени: старые телеги, торчащие у домов белесые кости китов, железнодорожная дрезина с узкой колеей, «допотопные» трактора и такие же старые экскаваторы на паровой тяге, был абсолютно готов для съёмок ковбойских голливудских фильмов. Единственное, что диссонировало с прошлым и красноречиво говорило о настоящем — это большое количество снегоходов и разнообразных автомобилей, от маленьких грузовичков до вполне современных легковых машин. Весьма неожиданно было увидеть, что золотодобыча мало-помалу идет и в наше время — на пляжах реки Ном были видны работающие драги. А вот и еще! Город украшен бюстом знаменитого полярника Руала Амудсена, а также скульптурными группами золотоискателей прошлого века.

Хоть и спонтанно, но у нас получилась прекрасная экскурсия.

Возвращались в аэропорт Нома мы на попутной машине. Нашему местному водителю мы подарили не меховую, а простую солдатскую шапку-ушанку, ибо денег за проезд с нас он отказался категорически брать. Он был страшно рад такому подарку, потому что наши шапки - ушанки тогда были «хитом сезона» у местных работяг. Вообще-то мы прослышали об этом еще в Москве и вот с пользой для себя воспользовались этим фактом.

Прибыли вечером в Коцебу. Кстати, название город получил в честь российского мореплавателя Отто Евстафьевича Коцебу.

А городом этот заполярный поселок стал в 1958 году, хотя эскимосский поселок на месте города был известен еще с XYI века. Он являлся местным центром торговли из-за своего выгодного географического положения на берегу обширного залива с тем же названием Коцебу .

Аляска, залив Коцебу. На линии горизонта едва видна Чукотка. Слева направо стоят: Федор Склокин, профессор МИСиСа Эдуард Ларин.

В аэропорту нас встретил гид, который сразу же отвез нас в отель, объяснив, что на рудник «Красная собака» полетим завтра утром. Отель произвел на нас большое впечатление, так как по комфорту не соответствовал нашим ощущениям, что мы находимся в заполярной глубинке Аляски. Мы разместились в современных по стилю номерах со всеми материковыми удобствами, а телевизор уже тогда принимал более полусотни каналов в хорошем качестве. Наутро спустились в ресторан, где был шведский стол с обильными закусками и едой, свежими овощами и фруктами, типичными для обычного ресторана где-нибудь в Калифорнии, что не шло ни в какое сравнение с нашими заполярными гостиницами. А этот отель ежегодно в летнее время принимает сотни американских туристов, поэтому и сервис в отеле - на соответствующей высоте.

Ранним утром приехали опять в аэропорт Коцебу. Получилось так, что совсем не было времени осмотреть сам город. Нас сразу проводили к взлетной полосе для малой авиации и предложили пройти к небольшому изящному самолетику, где уже ждали пилот и гид.

Аэропорт Коцебу. У самолета слева направо стоят: Федор Склокин, профессор МИСиСа Эдурд Ларин.

До рудника предстояло пролететь от Коцебу на север 90 миль (140 км). И вот мы, вчетвером, удобно разместились на больших креслах позади пилота. Моментально и круто взлетели, прямо из окна кабины пилота открылась панорама города и залива.

Через минуту полета картина сменилась на живописные пейзажи снежных гор и еще зеленых долин. Лесов здесь уже нет, но кое-где еще можно встретить заросли ивняков и ольшаников в рост человека, иногда попадались островки приземистых ёлок. В целях охраны природных ресурсов штата на Аляске создано восемь национальных парков, поэтому наша экскурсионная группа должна была прибыть в эскимосский поселок к местному руководству, чтобы получить официальное разрешение на посещение ГОК «Красная собака». После посадки мы прошли в просторное небольшое здание офиса, где нас принял территориальный руководитель эскимосской администрации. После знакомства и беседы мы получили соответствующий документ-разрешение и продолжили наш полет до рудника. И опять под нами виднелась только дикая природа. Была середина сентября и листья карликовых ив побурели и начали осыпаться. Из иллюминатора самолета неожиданно взгляд упал на единственный след цивилизации — этим следом была широкая автомобильная дорога, которая как раз и соединяла ГОК с портом, расположенным на побережье Чукотского моря. Длина этой дороги 55 миль (89 км). В порту практически нет жилых построек кроме пирса, где могут швартоваться корабли-рудовозы. Рудовозы, как нам объяснил гид, точно по расписанию подъезжают к пирсу, где их разгружают прямо на борт корабля специальным портовым краном. И так каждый автомобиль-рудовоз подходит к пирсу строго по очереди и по расписанию, разгружается и отбывает либо с грузами для ГОКа, либо порожняком. После окончательной загрузки корабля, он уходил на юг. А порт и дорога становились безлюдными. Вот таким образом местные жители борются за сохранение экологии своего родного заполярного края. Также безлюдными порт и дорога оставались и в зимнее время, так как судоходный сезон летом и осенью длится всего сто дней. Надо отметить, что весной ледовая обстановка на Аляске в Чукотском море в районе порта не всегда бывает стабильной. Поэтому в иные года бывали и задержки в навигации на две и даже четыре недели. Но четкая организация перевозки концентрата руды в порт позволяла заметно нивелировать влияние погодных условий.

Как это не похоже на наши заполярные города и поселки, которые совсем не стремятся так неукоснительно охранять природу Арктики. У нас на Крайнем Севере каждый морской порт и аэропорт, а также просто жилой поселок, окружены горами пустых бочек из-под топлива и прочим хламом. В зимнее время этот мусор еще не так бросается в глаза, так как он прикрыт снегом. Зато летом без содрогания трудно смотреть на участки тундры, покрытые не зеленой травой, а пустыми, использованными бочками от ГСМ. В наше время зарубежные и отечественные экологи забили тревогу и требуют очистить наш Север от хлама, который горами накопился за многие десятилетия героического освоения Советской Арктики. И сдвиги уже есть! В последнее время нашим правительством были организовано несколько рейдов специальных кораблей для очистки поверхности тундры от человеческой деятельности на островах Земли Франца Иосифа. А сколько такой работы еще впереди в других районах Арктики?

И вот мы подлетаем к горному руднику «Красная собака».

Своим названием он обязан красно-бурому цвету лишайников и мхов. Они приобретают такой окрас за счет неглубокого залегания полиметаллических руд. Географически открытый карьер рудника расположен в горах Делонга на отрогах хребта Западного Брукса. Из самолета видны голые каменистые россыпи, островерхие скалистые пики. Но среди россыпей есть пространства равнинной заболоченной тундры, покрытые осокой и душицей. Взлетная полоса аэропорта «Красная собака» была из гравия и каменистой гальки. Её окаймляла поблекшая трава, покрытая инеем, так как низкое и холодное солнце уже не успевало за день растопить ледяные корки. Сама взлетная полоса довольно большая, поэтому может принимать пассажирские самолеты «Боинг 737-200 - Комби». Этот тип самолета имеет свой пассажирский трап для выхода на землю из хвоста самолета и ему не нужен подъездной трап. Именно эти самолеты авиакомпании «Аляска эйрлайнс» и осуществляли доставку из Анкориджа и возврат вахтовых работников рудника. В зависимости от контракта смена работающих происходила раз или два раза в месяц. Одним рейсом прилетали и улетали двести с лишним человек. На шахте работают также люди из небольших эскимосских поселков. Они доставлялись на шахту самолетами малой авиации по контракту с той же авиакомпанией «Аляска эйрлайнс».

ГОК расположен под единой крышей, объединяющей целый блок производственных, жилых и подсобных зданий, расположенных на краю карьера рудника. Добыча ископаемых ведется открытым способом. Как только мы прилетели, сразу же в сопровождении местных специалистов отправились на экскурсию по всему комплексу. Нам рассказали, что рудное тело шахты «Красная собака» («Red Dog Mine») представляет собой самое значительное месторождение цинка в мире с запасом 25 миллионов тонн. Для США этот рудник — крупнейший источник цинка. Его годовая мощность составляет 600 тысяч тонн цинка (в концентрате). Здесь же в значительных объёмах добывают свинец и германий. Добываемая руда содержит 19% цинка, 6% свинца, 100 грамм на тонну серебра и по своему качественному составу эта руда превосходит руды всех известных месторождений на Земле в два — три раза! Всего на шахте ежедневно трудится до 460 человек. На территории комплекса работает горно-обогатительная фабрика, выпускающая обогащенный свинцово-цинковый концентрат, который потом доставляется в порт. Вот на этой части экскурсии мне пришлось изрядно попотеть, переводя диалоги наших профессоров и местных специалистов. Инженеры рудника рассказали, что у них организован замкнутый процесс дробления, измельчения и флотации, что у них используется эффективный процесс коллективной флотации. Большую дискуссию вызвало использование различных реагентов для флотации, особенно применение новых реагентов, сочетающих свойства пенообразователя и сильного собирателя для этих сульфидных материалов, извлекаемых из руды. Наши профессора из МИСиСа отметили высокий уровень технических разработок, применяемых на обогатительной фабрике. На этом мы и расстались со специалистами шахты и приступили к другой части нашей экскурсии.

На руднике созданы все условия для комфортного проживания его сотрудников. Нам показали жилые комнаты с бытовой техникой и со всеми привычными городскими удобствами. Мы пообедали в рабочей столовой, где меню своим разнообразием и качеством, практически не отличалось от ресторанного меню Анкориджа. Было много свежих фруктов и овощей. Все это для сотрудников ГОК было бесплатно, так же, как и покупки в большом магазине с вещами и товарами повседневного быта. Мы это испытали на себе. В магазине наш гид предложил нам выбрать себе в качестве подарка, невзирая на его ценность, любую вещь или предмет, но в одном экземпляре. Я, немного стесняясь, но все же выбрал себе теплый спортивно-тренировочный костюм с огромной надписью Red Dog. Потом мы прошлись по рекреационной зоне. Нам показали, что на руднике созданы все условия для отдыха: зрительный кинозал, спортивный центр, зимний сад. Естественно, что на руднике есть и свой, хорошо оснащенный, медицинский центр. Мы убедились, что на арктическом руднике шахтерам и сотрудникам под единой крышей созданы все условия для нормальной жизни. Важно, что всё это уже много лет благополучно работало и работает в суровых климатических условиях Заполярья Аляски. А главное, этот ГОК делает все возможное, чтобы сохранить природу для потомков и, не дай бог, не навредить окружающей среде Крайнего Севера.

Полгода назад из «Российской газеты» я узнал, что в России на Новой Земле будет построен ГОК по добыче серебросодержащих свинцово-цинковых руд Павловского месторождения, которое было открыто сравнительно недавно - в 2001 году. Инвестором выступил "Росатом". Разведанных запасов руды хватит на несколько десятков лет. Надо отметить, что эти руды качественно куда более бедные по сравнению с месторождением «Red Dog». Ожидается, что строительство ГОК на острове Южный архипелага Новая Земля начнется уже в 2020 году, а дата его выхода на промышленные объемы - 2023 год. Географическая близость к Финляндии и Норвегии, и вообще к Европе, позволит там взаимовыгодно перерабатывать российские рудные концентраты.

В состав будущего ГОКа войдут: открытый карьер, обогатительная фабрика, хвостохранилище, склады, вахтовый поселок на 500 человек и другие объекты. Добытую из карьера руду будут доставлять на обогатительную фабрику, там подвергнут ее переработке с выделением серебра, свинцового и цинкового концентратов и их сушке. После чего их будут транспортировать в портовый комплекс в губе Безымянная для перегрузки на морские суда. Руду на Павловском месторождении будут взрывать, затем с помощью экскаваторов загружать в самосвалы. После измельчения руды обогащение будет проводиться путем флотации по селективной схеме. Нерудные минералы будут накапливаться в хвостохранилище. Весь проект направлен на сохранение уникального эколандшафта Новой Земли. В этой связи даже обсуждается проект создания ГОК на морской платформе, который будет не только дешевле (на 50%), но и экологически чистым.

Таким образом, в нашей стране планируется создание ГОК подобного «Красной собаке». Остается только пожелать нашим строителям ГОК относиться к экологии Новой Земли также, как это уже давно сделано на Аляске.

Федор Склокин, Почетный полярник.

Навигация

Следующая статья:

Если вам понравилась наша статья, поделитесь, пожалуйста, ею с вашими друзьями в соц.сетях. Спасибо.
Оставить свой комментарий

Поиск
Гид самостоятельного путешественника
Travelata.ru
Главные новости недели
Путешественникам: гороскоп на 2017 год
Фото дня
Бронируем билеты и отели
Наши лица за границей
Лучшие путешествия от наших партнеров
Для взрослых
Магазин сайта «Путешествия с удовольствием»
Hardcover Book MockUp UVA
Рубрики
Рейтинг@Mail.ru

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2020    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти