Алжирские дневники. На машине по Сахаре. День второй

Тимгад - Эль-Уэд

1 марта, 12:00. Сидим с Мишей одни-одинешеньки на обрыве у самого начала Сахары, и не знаем, что делать дальше. Пользуюсь случаем и продолжаю писать заметки. Утром встали в 5, в номере жарко от горевшей всю ночь под кроватью плитки, до выезда успели пробежаться по римскому городу и до рассвета в 6:00 выехали, римские руины тянулись еще на протяжении 10 км, правда, они были частично засыпаны и без колонн, видимо, город был очень большой. По рассказам его начали раскапывать итальянцы, но раскопали только центр. Едем по широкому плодородному ущелью, местные дома построены из древнеримских кирпичей и местной породы, без электричества, дымятся дымки. Чем они топят? Ведь вокруг только изредка попадается сухая трава. Ущелье становится уже, на дне его образуется речушка. Приезжаем в городок с мечетью, нас обгоняет Бивол, вспоминаем, как он замотал нашу запаску. У наших попутчиков, как раз лопается колесо, наши компаньоны остаются без запаски. Вскоре лопается колесо опять, они теперь неподвижны, а мы сами забрались на верхнюю часть перевала.

Бивол с нами, ребят нет, холодно, вокруг вечные снега. Бивол и не думает о том, чтобы оказать помощь. Она приходит с неожиданной стороны. Араб водитель отдал ребятам свое колесо, они пообещали встретится с ним в Ари (Arris) у мечети. Едем дальше, вокруг снег, 1800-2000 метров над уровнем моря, подъем очень крут, нас обгоняют машины Бивола и Черникова. Начинается постепенный спуск, виражи очень крутые, за рулем постоянно АВ, часто сигналим, т.к. повороты представляют почти окружность. Дорога отличная, лепится к скале, но укреплена с двух сторон. Слева от нас открывается величественное ущелье.

Для Алжира это зеленые горы, они идут за ущельем грядами. На склонах лепятся домишки из местной породы, они высоко и имеют вид крепостей, поражает давно невиданная нами работоспособность населения: все участки, более или менее горизонтальные, обработаны, жилища разнесены друг от друга и трудно доступны. Странно, что по ущелью тянутся высоковольтные линии, а в домах на их плоских крышах дымятся костры. Крыши обширные, как дворы. На них они днем живут. Видим, как какая-то женщина колотит пучок травы деревянной булавой. Снимаем жилище тайком, т.к. здесь религия не позволяет фотографировать. Ущелье становится все уже, скалы выше и краснее, появляются крупные деревья. Подъезжаем, городок маленький, но чистый. У мечети находим наших. Они уже отдали колесо хозяину, а свое пока еще в ремонте. Убиваем время на «сучке» (в переводе с арабского – рынок). Много фиников от белых до черных, женщины не в паранджах, на них навешан весь их гардероб: масса платков и шалей закрывают их головы в разных направлениях. Находим нужную шерсть. В этом горном городе, находящимся на высоте 1200 метров, 80 000 жителей. Здесь 1 ноября 1954 года началось национально-освободительное движение. На выезде видим склад горюче-смазочных материалов и поражаемся его чистоте и порядку. Он похож на аптечный стол, и, вообще, чем дальше от нашей Аннабы, тем чище города, чище дети и нет праздношатающихся.

После Арри, начиная от Тимгада, тянется открытый водопровод. Едем в узком ущелье, вид становится экстраординарным, водопровод идет вдоль реки мимо всех жилищ, хотя они могут брать воду в реке. После Арри долина, в которой течет река, становится сплошным садом-огородом. Появляются первые пальмы, между ними цветущие абрикосы, а внизу сплошной ковер зеленых грядок. Въезжаем в величественное ущелье.

Скалы нависают над дорогой на головокружительной высоте. Когда смотришь вниз на бушующую реку, голова кружится точно также.

Поражает качество дороги, она укреплена с двух сторон на века – молодцы французы! Если смотреть со стороны реки, то ее стена кажется неприступной кирпичной крепостью, а со стороны скалы тоже кладка и глубокий желоб для стекающей воды. Но как бы ни была великолепна по качеству дорога, она бледнеет по сравнению с красотой пейзажа. Дорога вьется немыслимо сплошной серпантин, едем вниз, но повороты идут почти под острым углом. Вскоре скалы становятся ниже, но приобретают красный цвет. Река все петляет. На противоположном ее берегу тянется открытый водопровод, как ласточкины гнезда лепятся к скале жилища, дома по-прежнему с плоскими крышами. Террасами идут участки обработанной земли, серые домики без света. Скалы становятся ниже. На их склонах, укрепленных грядами мелких камешков, посажены сосенки. Подъезжаем к долине Руфи, которая славится своими балконами. На подступах к ней много магазинов, окруженных коврами из козьей шерсти.

У хорошего ковра вид ондатрового меха, они очень дорогие.

На обочине стоят мальчишки и продают «яйца Сахары». По-научному они называются «жеоды». Академическая наука склонна называть жеодами любые (вне зависимости от формы и размера) полости в породных массивах, «поросшие» изнутри кристаллами натуральных минералов. Несколько таких жеод мы сами нашли в Сахаре, и они хранятся в нашей домашней коллекции.

По нескольким лавкам я успела пробежать. Есть изделия из серебра, но очень грубые.

Едем на знаменитые балконы Руфи. Дорога вьется среди скал, старых и розовых, образующих практически плато, перерезанное глубоко текущей рекой. В одном из мест река несколько расширяется и сделала барьер над пропастью.

Вид жуткий, река глубоко-глубоко, вокруг совершенно безжизненные старые скалы, вертикально выветренными слоями спускаются вниз. На них прилеплены то-ли покинутые, то-ли обитаемые домики, сделанные из этой же породы.

Внизу пальмовый сад, на правом берегу видим обитаемый монастырь под неприступной скалой, далее еще один такой же.

Обрывы и природа такие суровые, что вызывает страх, даже если он не замешан на суеверии. На «балконе» нас атакуют спекулянты, предлагают купить ковры и сумки из козьей шерсти, в обмен не просят, а просто рвут с рук часы, спешим ретироваться. На втором «балконе» также красиво, сурово, но спокойно. Удается сфотографировать обманным путем трех женщин в их многочисленных одеждах.

На третьем «балконе» повторяется тоже самое, т.е. нас атакуют. Едем дальше, приближаясь к Сахаре, на дороге разложены ковры. К нам пристают дети с яйцами пустыни. Берем очень крутой подъем, и проезжаем последний населенный пункт перед Сахарой, в нем такие же безликие домишки с шикарными машинами перед ними. Опять ковры и «яйца». Дорога идет вверх, начинается серпантин, берем страшно крутой подъем, видим полицейский заслон на подступах к селению Бениан (Beniane). Взбираемся на гору под углом почти в 30 градусов, проезжаем поселок с традиционными коврами и «яйцами». На условленном месте у въезда второй экипаж нас не догоняет, мы начинаем нервничать, долго ждать в селении трудно, т.к. к нам пристают мальчишки с «яйцами». Решаем ждать ребят на выезде. Берем еще один страшно крутой подъем примерно в 45 градусов, рассматриваем дорогу, а ребят нет. Ждем полчаса, но ребят нет.

Мы с Мишей высаживаемся, а Галактионовы едут на поиски, т.к. ни одна из догнавших нас машин, которые мы останавливали, не видела зеленую Рено-4. Сидим на скале, внизу пальмовая роща, оттуда тянет прохладой, а сзади в спину жаром дышит Сахара. Это последний не сахарский городишко. Из-за камней тут же показались мальчишки лет 4-5, порылись около нас в песке, и тут же стали предлагать «яйца». Были очень красивые, но вспоминая с каким трудом наша машина брала подъем, не рискуем нагружать машину. Потом мы в этом раскаялись, то же было и с козьими коврами. Сидели мы около часа. За это время нас облепили продавцы «яиц» всех возрастов. Разговорились с самым старшим, лет 15, он сообщил, что полиция в селении из-за таинственного убийства женщины в саду. Парень стал угадывать откуда мы. Знал он только Германию и Францию, об СССР он никогда не слыхал, слово Москва он тоже слышит впервые. Через час возвращаются Галактионовы, а за ними и ребята: опять подвел кардан. Спускаемся к Сахаре. Через 5 минут становится нестерпимо жарко, хоть уже вечереет. Скалы становятся красно-фиолетовыми. Появляется полусухая речка, точнее набор лужиц. Мы в них умываемся.

Едем точно на юг. Видим первых верблюдов и долго их снимаем, жаль, что солнце светит в объектив, но все равно снимаем.

Скалы причудливые, часто похожи на грибы, все почти с плоскими вершинами и темно-красные. Спускаемся все ниже. А вот и первый оазис, после красной пустыни яркой зеленью вспыхивает четко очерченная локализованная роща.

Мы в восторге от зелени и от того, что вся земля под пальмами покрыта высокими нежно голубыми цветами. Вся земля под пальмами ухожена, зеленеют грядки овощей, по краям оазиса груды выбранных из земли камней, каждый клочок плодородной почвы здесь приходится отвоевывать у пустыни. Этот первый оазис Drauh – самый маленький, всего 4000 пальм. По другую сторону дороги, напротив оазиса, тянется сам поселок: без зелени, серые каменные домишки, на краю мечеть. Через 20 км появляется другой оазис Шема ( Chetma) – 18 000 пальм. Он уже воспринимается, как лес и остается слева от дороги.

А еще через 12 км. появляются пальмы, окружающие город Бискра (Biskra). Город – типично сахарский. Средняя температура января +10, в городе 53 000 пальм, основан в 5-ом веке. В городе много мечетей и большой сад. За Бискрой тянется оазис 150 000 пальм длиной 5 км. На город у нас осталось мало времени, т.к. как надо до ночи попасть в Эль Уэд (El Oued), а до него еще 226 км.! За городом встречаем первые пески, бросаемся их разглядывать, как будто никогда не видели песка. Пески поросли пучками жесткой высокой травы, много цветов нежно-сиреневых, похожих на маттиолы, но без запаха. На кратковременной остановке тут же у дороги находим странные цветы: толстая луковица, чуть присыпанная песком, толстый короткий стебель, а вокруг него масса прилепившихся цветов, все это похоже на огурец. Рассмотрели, посади обратно и в путь.

Вскоре стали попадаться белые пятна в пустыне, потом озера, потом белая равнина открылась справа и слева – это соль.

Дорога пролегает то вдоль дна высохшего озера, то еще только пересыхающего. Растительность еще есть, на берегу соленых озер попадаются даже группы пальм. Быстро темнеет, нельзя фотографировать. Мчимся точно на юг. Справа садится солнце, все небо окрашивается в пурпурный цвет, пустыня становится совсем ровной, ни скал, ни холмов, видно, что земля круглая. Идеально ровная дорога совсем пустынна, никого ни спереди, ни сзади, и ничего ни справа, ни слева. В лучах заходящего солнца видим странный монумент у дороги.

Через несколько км мы встречаем точно такой же, принимаем его за гробницу, но потом выясняется, что это вехи исторического караванного пути через Сахару, установленные вдоль этого пути. Стемнело, зажглись первые звезды. Ребята едут в импульсном режиме: им лучше ехать на скорости 90 км/час, они уезжают далеко за горизонт, а потом останавливаются и ждут нас. Когда впереди виднеются их красные огоньки, ехать веселее. Ехали в полной темноте, за все время было 4-5 встречных машин и столько же обогнавших, все с галогенными фарами, мчатся на огромных скоростях, примерно 140 км/час. Удивляет приветливость водителей. Пока было светло, встречные приветствовали нашу «старушку Симка» рукой. В сумерках стали мигать фарами. Мы сначала даже испугались, думали, что они сигнализируют о неполадке нашей машины. АВ даже выходил и смотрел на наш «ход» издали, тут, правда, выяснилось, что у нас страшный развал колес из-за перегрузки, и наша машина выглядит очень смешно. Еще бы, ведь мы везем около 30 литров запасной воды и много всего прочего. Потом выяснилось, что подмигивание – просто вежливость, и мы тоже стали мигать встречным. Вот так мы едем в темноте, лишь изредка дорогу перебежит какой-то зверек, и больше никого. Встречаются знаки «Осторожно, верблюд».

У дороги валяются сбитые верблюды, впрочем, как исковерканные шины и остовы бывших автомобилей, что навевает невеселые мысли... Чтобы ободриться, вспоминаем красоту пройденного перевала, и Миша начинает развивать мысль о возвращении домой тем же путем, начинается расчет пути и т.д. А мы едем уже на высоте ниже уровня моря. Наконец, вдали появляется зарево от города, на въезде в него нас ждут ребята. Въезжаем под традиционную арку из пальмовых листьев, через традиционную заправку и направляемся в один из трех рекомендованных нам предыдущим экипажем отелей. Но вскоре после въезда видим прямо у дороги в окружении пальм отель «Черное золото», где на стояке паркуются наши «коопераны», и мы останавливаемся.

Fig027

Отель «Черное золото»

Пока оформляются номера, обнаруживаем у машин Журавлеву и Тамару, которая поет, они едут по малому сахарскому кольцу. До этого они ночевали не как мы в Тимгаде, а в Батне у советских специалистов. Осматриваем город с места стоянки: везде купола, купола, невдалеке строится цех какого-то предприятия и тот украшен куполами из дюралюминия.

Входим в гостиницу. У нас номер с балконом, из которого видны пески, пески, надвигающиеся на город. Интересен оказался сам отель. В центре холл под открытым звездным небом. В холле фонтан с красивым названием «Розы Сахары». Мы хорошо помним его, так как перед самым въездом в Эль Уэд у нас случилось небольшое ЧП - пробили колесо. Временно поставили запаску, а ремонтировали колесо своими силами, определяя дырку в камере в фонтане этой гостиницы.

Внизу ресторан и офис, наверху открытый балкон с коврами, окна, выходящие на него закрываются ставнями. На балконе очень хорошо вечером, по стенам вьется зелень, журчит фонтан, а сверху на черном небе мерцают звезды. Внутри номер был с коврами и громадным количеством одеял на кровати, что странно в Сахаре. (нам давно еще после Бениан было страшно жарко). Хорошо, что в ванной была горячая вода, и мы стали чистыми. Затем раздвинули ковры на полу, вынули нашу старую электроплитку, и превратили шикарный номер в кухню. Плитка, как и следовало ожидать в ее возрасте, перегорела. Но в конце концов все починили, и Миша вынужден был есть суп и целую сковороду плова под угрозой его выкидки, т.к. дальше его везти было опасно. У меня, начиная с 5 часов, дико болел желудок: то ли от еды в сухомятку, то ли от климата. Вообще, воздух в Сахаре такой сухой, что у нас еще с утра у всех треснули губы и стянуло лица, и никакие кремы не помогали. Кое-что из наших продуктов уже испортилось, сохранившееся пережарили и вынесли на балкон. Взглянули на соседний балкон, которой принадлежал нашему коллеге по фамилии Бессараб – жуть! Весь балкон заставлен ведерками с едой и пакетами с пирогами. Вот как русские путешествуют!

Заканчиваем ужин и ложимся спать. Завтра предстоит трудный день. Продолжение следует.

Автор Татьяна Бойко-Назарова

Фото Михаил Назаров

Если вам понравилась наша статья, поделитесь, пожалуйста, ею с вашими друзьями в соц.сетях. Спасибо.
Оставить свой комментарий

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2021    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти